Позвольте представиться,



Приветствую Вас, Гость
Понедельник, 23.10.2017, 07:16


Эпизод двенадцатый: Университеты доктора Чонга

За коллекционированием монет минуло отрочество и наступила юность.

Доктор Чонг повзрослел, но нисколько не изменился. Да и как он мог измениться? Люди, когда вырастают, становятся старше, но сами при этом нисколько не меняются. Если человек в детстве приставала или задавака, будьте уверены, что и взрослым дядечкой он таким же приставалой или задавакой и останется. Это детям не заметно, а взрослым еще как заметно!

Окончив школу, доктор Чонг поступил в институт. В какой институт, спросите вы? Совершенно не важно, в какой, потому что к тому времени доктор Чонг осознал, в чем его основная ошибка. Уж конечно не в том, что он поступил в неправильный институт: основная ошибка доктора Чонг состояла в том, что раньше доктор Чонг коллекционировал фантики, марки и монеты, тогда как проще всего коллекционировать обыкновенные деньги, на которые можно купить и фантики, и марки, и монеты – все, чего душа пожелает.

С тех пор, как доктор Чонг осознал свою основную ошибку, он принялся коллекционировать деньги. Коллекционировать – в смысле накапливать: он и в институте учился с мыслью, не как бы чему-нибудь полезному обучиться, а как бы поскорее накопить побольше денег – ведь в институтах люди в основном учатся, а не накапливают деньги. Учеба тяготила доктора Чонга, который предпочел бы сразу накопить денег, однако, чтобы накопить, требовалось зарабатывать, а доктор Чонг еще не придумал, на чем можно быстро и много заработать, поэтому присматривался и анализировал: в голове его крутилось множество планов, пока еще неосуществимых, хотя доктор Чонг надеялся, что когда-нибудь они осуществляться.

Во время учебы доктор Чонг не забывал зарабатывать деньги, но это были какие-то несерьезные заработки: обыграть сокурсника в карты, перепродать магнитофон. Доктор Чонг понимал, что рожден для серьезных, очень серьезных денег, и кропотливо к этому готовился. Он верил, что со временем займется солидным бизнесом.

Бизнес – это искусство зарабатывать деньги. Одни люди работают ради того, чтобы прокормить семью, другие люди – для того, чтобы зарабатывать деньги. Кому-то зарабатывать деньги кажется неинтересным, но доктору Чонгу это занятие нравилось: он даже представить не мог, что другим людям это занятие может не нравиться. Таких людей он считал олухами и неудачниками: если люди не зарабатывают деньги, конечно же, они олухи и неудачники, это всем понятно. Самого доктора Чонга к олухам было отнести никак нельзя, потому что в сравнении со своими одногодками он имел много денег.

После окончания института доктор Чонг занялся бизнесом: кроме бизнеса, его по большому счету ничто не интересовало. Сначала торговал, чем придется: это называется периодом первоначального накопления капитала. Торговля чем придется приносила доктору Чонгу деньги, но не приносила удовлетворения, а не приносила удовлетворения потому, что зарабатывал на торговле доктор Чонг, как ему казалось, слишком мало и слишком нерегулярно. Многое в торговле зависело от случайностей: от того, какое настроение у покупателя, какаяполитическая и экономическая ситуация в мире и тому подобного. Любое изменение могло повредить бизнесу доктора Чонга, он же искал отрасль не только прибыльную, но и устойчивую.

Среди прочего, чем торговал доктор Чонг, были таблетки от динозавров.

Кому нужны таблетки от динозавров, спросите вы, ведь динозавры давно вымерли вследствие попадания в Землю огромной кометы, как утверждают одни ученые, или вследствие общего оледенения климата, как утверждают другие? А вот и нет: вымереть-то они действительно вымерли, но это в реальной жизни, а в кинематографе вовсе не вымерли. Смотрели фильмы, в которые динозавры, живые и здоровые, бегают за главными положительными героями или мирно охотятся на мамонтов? То-то и оно. В телевизионном мире динозавры не только не вымерли, а наоборот, так сильно за последние годы расплодились, что заполонили собой окрестности: как телевизор не включишь, сразу натыкаешься на динозавра. Бедным телевизионным персонажам житья от динозавров не стало: пойдешь в лес по грибы и ягоды, а тут на тебе – динозавр, залезешь в озеро освежиться, а из воды высовывает пасть любопытная доисторическая рептилия, выйдешь на балкон подышать свежим воздухом, а по улице шествует динозавр. Он, видите ли, в очередной раз проделал в клетке зоопарка дыру, чтобы отправиться на поиски  прелестной девушки, которая убирает в его клетке мусор и в которую любвеобильное чудовище втюрилось по уши.

С расплодившимися динозаврами боролись, как могли: их в охотничьих хозяйствах и заповедниках отстреливали, но положения это не спасало. Какая радость в том, что одного динозавра застрелили, если второй вместо первого преспокойно тобой отобедает? На этот случай придумали таблетки от динозавров. Придуманы же мази от комаров, почему не быть таблеткам от динозавров? Съедаешь таблетку – и можешь быть спокоен: ни один динозавр в течение полутора часов к тебе не приблизится. Сложно сказать, как устроены эти таблетки: вроде бы, оказавшись в человеческом желудке, они производят излучение, крайне для желудка полезное, а для динозавра вредное. Динозаврам кажется, что от человека, проглотившего таблетку, лучше держаться подальше – слишком сильное излучение идет из желудка такого человека, вот они и держатся. Если в каком-нибудь фильме вы не увидите динозавра, знайте: персонажи этого фильма проглотили по таблетке от динозавров, иначе динозавры обязательно появились бы.

Доктор Чонг, наряду с мазями от комаров, водкой и другими нефтепродуктами, торговал таблетками от динозавров. Таблеток он продавал, как ему казалось, недостаточно много. И тогда доктор Чонг придумал...

«Что придумал?», – затаив дыхание, спросил Никитка.

«Сейчас узнаешь».

Доктор Чонг придумал следующее. Если таблетки от динозавров продаются недостаточно хорошо, рассудил доктор Чонг, нужно максимально увеличить количество динозавров. Если бы в лесах не было комаров, кто бы тогда покупал мази от комаров? Чем больше динозавров будет разгуливать по телевизионным джунглям, тем больше потребуется таблеток от динозавров. Следовательно, решил доктор Чонг, необходимо организовать ферму по разведению динозавров. Когда от динозавров житья не станет, каждый телевизионный персонаж вынужден будет вместе с утренним чаем или кофе принимать таблетку от динозавров. Тогда доктор Чонг разбогатеет еще больше.

Для того, чтобы организовать ферму по разведению динозавров, требовалось получить лицензию. Лицензия – это документ, удостоверяющий, что ты дал соответствующему чиновнику на лапу и теперь можешь спокойно заниматься своим делом. Если какой-нибудь другой проголодавшийся чиновник сунется с вопросом, а кто это разрешил тебе заниматься своим делом, показываешь ему лицензию: тогда чиновник от тебя отстает и идет искать бизнесмена без лицензии. Если бы лицензий не было, государственные чиновники умерли с голоду, а при системе лицензирования у них появляется шанс на выживание.

Заведует, к примеру, такой чиновник выдачей лицензий, а зарплата у него ох маленькая! На такую зарплату и прожить-то невозможно. Приходишь к нему за лицензией, а он лицензии не дает: объясняет, что так-то и так-то, таких-то документов не хватает. Приходишь с отсутствовавшими документами, а тебе снова от ворот поворот – так ходишь, пока не поймешь: надо чиновнику дать на лапу. Потому что зарплата у чиновника маленькая, а платить чиновникам большую зарплату государство не в состоянии. Короче, положи на лапу – получи лицензию.

Доктору Чонгу было хорошо известно, что такое лицензия, поэтому он в первый же визит по поводу получения лицензии дал на лапу – не кому-нибудь, а самому Заместителю Министра по вымершим рептилиям, была в Министерстве по борьбе с окружающей средой такая должность. Динозавры ведь, хотя и вымершие рептилии, однако и без доктора Чонга так расплодились, что настоятельно потребовали отдельного министерства. Министерство по борьбе с окружающей средой занималось разными связанными с окружающей средой вопросами: к примеру, как заразить тайгу радиацией, чтобы прекратить ее незаконные порубки, или как вырубить всю тайгу, чтобы нечего стало заражать радиацией. Вот с этим-то Заместителем Министра по вымершим рептилиям, который давно брал на лапу, доктор Чонг и познакомился. Они не только познакомились, но, можно сказать, подружились. Заместитель Министра смотрит: человек как будто хороший и толковый – не артачится, а без лишних слов дает на лапу. И доктор Чонг тоже смотрит: Заместитель Министра хоть и государственный человек, а такой душевный – получив на лапу, сразу подписывает лицензию и даже ругает секретаршу, что та слишком бледно ставит на лицензию печать.  

Познакомившись и подружившись, они пошли в ресторан, где стали непринужденно болтать на отвлеченные темы. За непринужденной болтовней речь незаметно зашла о бизнесе доктора Чонга и о его намерении открыть ферму по разведению динозавров – для чего, собственно, доктору Чонгом и требовалась лицензия.

– Ферма по разведению динозавров не помешает, конечно, – сказал Заместитель Министра по вымершим рептилиям, закусывая фаршированным карпачо. – Однако копать надо глубже. Вам, доктор Чонг, нужно вывести особую породу динозавров, на которых обычные таблетки не действовали бы.

– Как я на этом заработаю? – удивился доктор Чонг.

– А вы наймите ученых фармацевтов. Пусть они придумают такие таблетки, чтобы действовали. – Тогда вы станете монополистом.

– А что? Это идея, – задумался доктор Чонг, ковыряя вилкой в утке по-пекински.

Если изготавливать обычные таблетки от динозавров мог кто угодно, то изготавливать новые таблетки смог бы только доктор Чонг: потому что – кто таблетки придумал, тот их и изготавливает. Можно продать права на изготовление таблеток другим бизнесменам, а самому сидеть и ничего не делать. Вырисовывались неплохие барыши.

– А еще лучше, – размечтался Заместитель Министра по вымершим рептилиям, повторно закусывая – чтобы динозавры разговаривали.

– Это-то зачем? – еще больше удивился доктор Чонг.

– А затем, что одними таблетками можно отгонять динозавров, а другими – заглушать их разговоры. Если, конечно, они – то есть динозавры, – начнут разговаривать... Да и вообще, говорящие динозавры – это круто.

– Хм... – призадумался доктор Чонг, имевший коммерческий нюх на бесплатные идеи.

Он даже отставил в сторону десерт – миндальное пирожное со свежей клубникой, – настолько крепко призадумался.

Этот малозначительный ресторанный разговор имел далеко идущие последствия. Почему, спросите вы? Потому что доктор Чонг прислушался к дружескому совету и устроил не только ферму по разведению динозавров, но и фармацевтическую лабораторию. Деньги на лабораторию инвестировал тот же Заместитель Министра по вымершим рептилиям. Ну разумеется, не личные деньги, потому что кто же инвестирует личные деньги? Заместитель Министра организовал доктору Чонгу государственный безвозвратный кредит, а взамен доктор Чонг пообещал Заместителю Министра половину прибыли со своей фермы. Государственный безвозвратный кредит – это когда берешь деньги у государства с обязательством отдать, а потом не отдаешь. Говорят, выгодная вещь.

На полученный государственный безвозвратный кредит Доктор Чонг нанял лучших фармацевтов и генетиков из тех, которые согласились работать задешево.

Работы в фармацевтической лаборатории, построенной в самом сердце джунглей, подальше от внимания экологической общественности, кипели по двадцать пять часов в сутки. Вскоре фармацевты придумали очень дорогую и, следовательно, выгодную таблетку от говорящих динозавров. Оставалось вывести самих говорящих динозавров.

Тут у доктора Чонга случалась заминка. Доктор Чонг не был генетиком и не мог сам вывести говорящего динозавра – вот если бы говорящего динозавра можно было выменять, тогда бы конкурентов не было! Однако говорящих динозавров в то время даже в кинематографе не существовало, поэтому доктору Чонгу пришлось положиться на генетиков, которые не то попросту не торопились, не то саботировали великую задачу, поставленную перед ними работодателем. Короче, говорящего динозавра не выводилось. В свое оправдание генетики утверждали разное: то яйца у динозавров оказывались слишком продолговатыми, чтобы из них вывелось полноценное говорящее потомство, то говорящее потомство все-таки выводилось, но говорить при этом категорически отказывалось. Сами генетики никак не могли объяснить сей загадочный биологический феномен и руками разводили в недоумении. Попробовали, в целях получения говорящих особей, скрестить динозавра с попугаем, но динозавр оказался размером с попугая и в перьях, к тому же говорил тоненьким голосом: чтобы его услышать, приходилось прикладывать динозавро-попугая к уху или носить на шляпе, что было не слишком удобно. Такое потомство доктора Чонга не устраивало: ему нужно было страшилище, которого бы боялись. Если никто не станет бояться, никто таблеток не станет покупать, а единственной целью операции, затеянной доктором Чонгом, была массовая продажа таблеток запуганному населению.  

За те месяцы, что генетики валяли дурака, доктор Чонг постарел и осунулся. Заместитель Министра по вымершим рептилиям, приехавший выведать, как продвигаются дела на ферме по выведению динозавров, нашел приятеля в отвратительном расположении духа.

Как человек опытный, ранее сталкивавшийся с людьми науки, Заместитель Министра прямо посоветовал доктору Чонгу расстрелять пару-тройку генетиков. В кабинете, где компаньоны беседовали, случайно оказалась включена громкая связь, и разговор был услышан в фармацевтической лаборатории – той самой, в которой генетики не покладая рук усиленно раздумывали. Сквозь стеклянную стену доктор Чонг и Заместитель Министра по вымершим рептилиям могли наблюдать, как генетики, до той поры усиленно раздумывавшие, внезапно очнулись и засуетились. Одни стали быстро капать на стеклянные полоски из пипеток, другие подливать раствора в изогнутые стеклянные колбы. В результате, к следующему утру новая порода динозавров была-таки выведена.

Все получилось как прописал доктор Чонг: динозавры, когда чуточку подросли, получились страшенными и говорящими –  болтали без умолку и пуще огня боялись изобретенных фармацевтами таблеток. Доктор Чонг назвал говорящих динозавров медиазаврами. Бронтозавры и стегозавры уже были – не оставалось ничего другого, как назвать представителей новой выведенной породы медиазаврами. Дело оставалось за малым.

Уволив отличившихся генетиков – разумеется, без выходного пособия, – доктор Чонг со вздохом облегчения занялся разведением медиазавров. Медиазавров требовалось вывести как можно больше, чтобы обыкновенных динозавров в джунглях совсем не осталось, а остались одни медиазавры.

В течение нескольких лет ферма по разведению динозавров – точнее, медиазавров – исправно функционировала, тем более что доктору Чонгу удалось внедрить в производство несколько ценных ноу-хау, то есть изобретений. На ферме высиживались медиазавриные яйца, из которых затем рождались медиазавриные детеныши. Некоторое время детеныши кормились на ферме, а когда подрастали, выпускались в джунгли. В джунгли медиазавриных детенышей выпускалось столько много, что постепенно медиазавры стали вытеснять другие породы динозавров. В этом нет ничего удивительного, потому что медиазавры оказались намного агрессивнее и свирепее динозавров других пород, к тому же это были говорящие динозавры, что добавляло им агрессивности: преследуя жертву, медиазавры могли уболтать ее до смерти. Медиазавры казались намного опаснее других пород динозавров еще потому, что не просто пожирали человека, как динозавры остальных пород, а утаскивали в логово: что происходило с пленником впоследствии, никто не знал, потому что обратно никто из плененных не возвращался.

По причине языковой свирепости медиазавров чудо-таблетки от них охотно раскупались. Прежние таблетки от динозавров оказались никому не нужны, потому что на медиазавров не действовали – всем нужны были новые чудо-таблетки, изобретенные фармацевтами доктора Чонга. На каждый рубль, вложенный в разведение медиазавров, доктор Чонг начал получать три рубля прибыли от продажи чудо-таблеток: это был тот стабильный бизнес, к которому доктор Чонг с самого начала стремился.

«А вы, в подразделении «Дабл-Ю», принимаете чудо-таблетки от динозавров?» – спросил Никитка.

Дюваль Дювала с сожалением покачал головой:

«Нам не положено. Тем более, что чудо-таблетки вредные. Запрещены к использованию Американской Ассоциацией Здравоохранения, потому что их воздействие на американский организм не до конца изучено. Доктору Чонгу до лампочки, лишь бы его чудо-таблетки раскупались... Ты погоди, дальше послушай».

Через некоторое время фармацевты доктора Чонга изобрели чудо-таблетки номер два, заглушающие болтовню медиазавров. Медиазавры выпускались в джунгли, а таблетки выпускались в продажу. Теперь вместо одной таблетки от динозавров приходилось принимать две: одну от медиазавра, вторую от его болтовни. Многие болтовню на дух не переносили, поэтому покупали вторую таблетку, лишь бы не слышать, как в полутора километрах от тебя взрослая и абсолютно бессовестная особь упражняется в красноречии. Не удивительно, что бизнес, построенный на говорящих динозаврах, процветал.

Рядом с фермой по разведению динозавров, на неприступной скале, доктором Чонгом была выстроена роскошная вилла. Для защиты от непрошеных гостей виллу обнесли оградой, за которую выпускались подрастающие медиазаврики. Теперь ни один любопытный, будучи в здравом уме, не рискнул бы перелезть через ограду, за которой находилась ферма по разведению медиазавров: слишком гиблое это стало место. На всякий случай доктор Чонг нанял вооруженные охрану, после чего почувствовал себя в безопасности, чего нельзя было сказать о простых телевизионных гражданах.

«Хотим чудо-таблеток! Еще чудо-таблеток!», – скандировали простые телевизионные граждане и покупали чудо-таблетки про запас. Еще бы не покупали – на улицу стало невозможно выйти, не проглотив таблетку. Не проглотивший чудо-таблетку доктора Чонга рисковал: в любой момент он мог наткнуться на медиазавра, который сначала высказывал все, что о своей жертве думает, потом хватал жертву за шкирку и уносил в неизвестном направлении. Разумеется, все предпочитали употреблять чудо-таблетки от греха подальше: перед тем, как начать рабочий день, принимали одну чудо-таблетку, а если слышали вдалеке болтовню медиазавра, сразу принимали и вторую.

«Они так громко разговаривают?» – спросил Никитка.

«Как радио, – ответил Дюваль Дювала. – И, самое главное, такая же чушь. Кажется, вдалеке разговаривает радио. Потом радио приближается. Пока ты спохватываешься, становится поздно».


Михаил Эм © 2014 | Бесплатный хостинг uCoz

Рейтинг@Mail.ru