Позвольте представиться,



Приветствую Вас, Гость
Суббота, 18.11.2017, 09:36


6.

Подвальное помещение в Стране Дураков. Слепящий в глаза свет, направленный на скрючившегося на стуле зэка. По ту сторону света следователь – суровый, беспристрастный, нетерпеливый. 

Следователь: Как звать?

Зэк: Базилио, гражданин начальник. Там записано…

Следователь: Молчать! Знаю, что там записано… В глаза, в глаза мне смотри.

Базилио: Слушаюсь, гражданин начальник.

Следователь: Молчать! Я велел смотреть в глаза, а не говорить.

Перепуганный кот кивает, что понял.

Теперь можешь говорить.

Базилио (плачущим голосом): Что говорить, гражданин начальник?

Следователь: Что тебе известно о Буратино?

Базилио: Что известно?

Следователь (кричит, брызжа слюной): Ваньку валять, арестантская рожа, надумал? Отвечай немедленно, что тебе известно о Буратино?

Базилио: Вы кукольника имеете в виду, гражданин начальник?

Следователь молчит, пытливо заглядывая зэку в глаза.

Этого Буратино, да?

Следователь (тихо): Тебе что, известен какой-нибудь еще Буратино?

Базилио (с готовностью): Никак нет, не известен.

Следователь (еще тише): Так какого же… (Срывается на оглушительный крик)… какого же ты лешего, морда кошачья, спрашиваешь, какого Буратино я имею в виду. (Привстает из-за стола и хватает кота за усы, наматывая себе на руку). Отвечай быстро, не задумываясь. Когда с Буратино познакомился? На сколько золотых народного режиссера нагрел? Кто твои сообщники? С чего твоя финансовая пирамида начиналась? Отвечать быстро и не задумываясь, я предупреждаю.

Притягивает кота за усы поближе.

Базилио: Все скажу, все скажу, только усы не рвите…

Следователь толкает кота обратно на стул, едва не опрокидывая обоих.

Следователь: Говори, записываю.

Базилио (хнычет): Так ведь много раз рассказывал. У вас в бумагах все записано.

Следователь: Ах ты…

Базилио (быстро): Рассказываю, уже рассказываю, гражданин начальник. Только не волнуйтесь, ради всего святого.

Следователь: Когда ты впервые увидел Буратино?

Базилио: Он пришел ко мне в контору с предложением.

Следователь: Каким предложением?

Базилио: Об инвестициях. У него было двести пять золотых монет в депозитных сертификатах. Но я же – обращаю ваше внимание, гражданин начальник, – тогда еще не знал, с кем имею дело. Кто же знал, что он окажется народным любимцем? Да он и не был тогда народным любимцем – так, наглый деревянный мальчишка с полной кошелкой денег.

Следователь (доверительно): И ты, котяра, решил его кинуть?

Базилио (нехотя): Ну было…

Следователь: Кто присутствовал при вашем разговоре?

Базилио: Алиска, само собой, присутствовала. Она ж подельницей моей была… 

Следователь: Так… (Листает дело). Лиса Алисия, курятница со стажем.

Базилио: Она самая, гражданин начальник.

Следователь: Продолжай.

Базилио: Ну, мы с Алиской только его увидели, так сразу решили кидать. Мальчишка, сразу видно, деревянный, необразованный, только из-под рубанка. Пришел по объявлению…

Следователь: Как называлась ваша с Алисией финансовая пирамида?

Базилио: Так и называлась: «Финансовая пирамида».

Следователь: Ага… Значит, финансовая пирамида «Финансовая пирамида». 

Базилио: Вообще-то, это было общество с ограниченной ответственностью «Финансовая пирамида». 

Следователь: Молчать!

Базилио: Как велите, гражданин начальник.

Следователь: Теперь продолжай.

Базилио: Значит, приходит к нам в контору этот деревянный лох, по объявлению, с карманами, полными депозитных сертификатов, и желает инвестировать. Ну, у нас с Алиской технология на этот случай была отработана. Мы клиенту объясняем: имеется, мол, прекрасное место для инвестиций, называется Поле Чудес в Стране Дураков. Пятьсот процентов за ночь за минусом десяти процентов в качестве наших с Алиской комиссионных. Итого четыреста девяносто процентов. 

Следователь: И Буратино поверил?

Базилио: Конечно, поверил. Вы бы тоже поверили, гражданин начальник. Время было такое: любое чудо казалось возможным.

Следователь: Дальше.

Базилио: Ему наше инвестиционное предложение вроде приглянулось. Без дураков, приглянулось… Хлопнули по лапам и отправились на Поле Чудес. Мы с Алиской решили, дело на мази.

Следователь: По пути куда заходили?

Базилио: Не помню… Вроде никуда не заходили.

Следователь заглядывает в дело и привстает со стула.

(От испуга вспоминая). Ах да, заходили!.. Извините покорно, гражданин следователь, совсем из башки вылетело.

Следователь (усаживаясь): Куда заходили?

Базилио: В ресторан пожрать заходили.

Следователь: Как назывался?

Базилио: Да разве упомнишь сейчас?

Следователь снова привстает со своего стула, а перепуганный кот вжимается в свой.

Ну не помню я, гражданин следователь, вот те крест, не помню… Посмотрите у себя в бумажке, в ней записано.

Следователь: Смотри у меня, морда кошачья… Если надумаешь утаить от следствия какой-нибудь важный эпизод, тебе же хуже. Следствию все известно.

Базилио: Как на духу, гражданин начальник.

Следователь (заглядывая в бумаги): Ресторан назывался «Харчевня трех пескарей»? 

Базилио: Точно, трех пескарей! (Скулит). Я не скрываю факты, гражданин начальник, просто память-то моя отшибленная. На прошлой неделе один ваш товарищ-следователь допрашивал, он и отшиб.

Следователь: Молчать, контра! Рассказывай, как дальше было.

Базилио: Пожрали и пошли на Поле Чудес.

Молчание. Многозначительное молчание. Очень нехорошее многозначительное молчание. Следователь достает из стола толстую книгу в желтом переплете, раскрывает на нужной странице, отчеркивает какое-то место ногтем, потом, прищурившись, бросает книгу зэку на колени.

Следователь: Грамотный, сволочь? Тогда читай, с отчеркнутого места.

Зэк принимает книгу дрожащими лапами, раскрывает ее и, заикаясь, читает.

Базилио: При… пришлось заплатить один золотой. По… пошмыгивая от огорчения, Буратино покинул проклятую харчевню.

Валится со стула на колени и вопит:

Не было, не было этого, гражданин начальник, неправильно тут записано! Оговорили, волки позорные, продали за кусок печенки!

Ползает по полу, заливаясь горючими слезами.

Следователь (спокойно наблюдая): Что, шкура, не нравится? А это, между прочим, документальное свидетельство. Тебе за одну эту строчку десять лет без права переписки впаять могут. (Орет). Сесть, сесть, я сказал! 

Зэк, всхлипывая, лезет обратно на стул.

Читай заголовок, на первой странице читай.

Базилио (читает): Зо… золотой ключик.

Следователь: Даешь признательные показания, что в «Харчевне трех пескарей» развел Буратино на один золотой?

Базилио (воет): Хоть режьте, гражданин начальник, а ничего не признаю, потому как не было этого! Не разводил я этого деревянного на золотой.

Следователь: А на сколько развел?

Базилио (захлебываясь переполняющими его эмоциями): Ни на сколько не развел! Ну да, заказали мы там с Алиской жрачку, хотели, как обычно, чтобы клиент оплатил. Он заказывает три корочки хлеба, а мы с Алиской всяких деликатесов. Садимся за один стол, еду приносят. Только ведь этот Буратино вместе с нами деликатесы наворачивал, за обе щеки, как только в эту колоду столько влезло! Мы с Алиской не успели оглянуться, а на столе уж все подчищено. Счет приносят. Мы смотрим на Буратино вопросительно, и он протягивает официанту депозитный сертификат. А тот ему отвечает: Извините, но в нашей харчевне депозитные сертификаты не принимаются, только наличные. А Буратино отвечает: Жаль, хотел за друзей заплатить, да уж видно, только за свои три корочки хлеба заплатить придется. Наличных-то у меня всего четыре сольдо. Выворачивает карманы и протягивает официанту четыре сольдо: три – за три корочки хлеба, и одно сольдо оставляет тому на чай. Пришлось нам с Алиской самим обед, который Буратино сожрал, оплачивать. Ну да ладно, мы тогда не очень даже расстроились, хотя сами на бобах сидели. Думали, скоро депозитные сертификаты наши будут, тогда и зажируем. 

Следователь: В сказке по-другому написано.

Базилио: Не знаю, гражданин начальник, что в вашем хорошем документе написано, только я вам всю правду выложил. Я простой уличный кот: как было, так и говорю, можете мне хоть все усы выщипать, все равно ничего больше не знаю.

Следователь: Хорошо, морда кошачья, предположим, я тебе поверил. Что было дальше? Только не вздумай мне лапшу на уши вешать, не то пожалеешь.

Базилио: Что вы, гражданин начальник! Я добровольно со следствием сотрудничаю, потому как понимаю…

Следователь: Хватит, слышали об этом! Отвечай, каким обманным путем вам с курятницей Алисией удалось завладеть принадлежащими Буратино депозитными сертификатами?

Базилио (скулит): Ну вот, вы опять за старое, гражданин начальник… Ничем мы с Алиской не завладели, я же вам от всего сердца рассказываю. Добрались до Поля Чудес уже заполночь. Добрались и говорим Буратино: «Закапывай сюда свои депозитные сертификаты. Пятьсот процентов гарантировано, а с нами за брокерские услуги расплатишься наутро, когда с процентами выкопаешь».

Следователь: И он закопал?

Базилио: В том-то и дело, что закопал, на наших глазах закопал. Вырыл носом ямку, сунул туда депозитные сертификаты и присыпал землей.

Следователь: Продолжай.

Базилио: И мы, все трое, отправились обратно в город праздновать удачное вложение. Не ждать же всю ночь, пока золотые прирастут? Договорились встретиться через полчаса у «Харчевни трех пескарей». Ну, помыться, побриться, вы же понимаете, гражданин начальник…

Следователь: Понимаю. Я все, бандюга, понимаю. Понимаю, что, расставшись с Буратино, ты со своей сообщницей Алисией сейчас же вернулся на Поле Чудес?

Базилио (радостно кивая): Так точно, гражданин начальник. Бежали во весь дух. Добежали, раскопали буратинину ямку… Только никаких депозитных сертификатов в ней не было.

Следователь (мрачно): Куда же они подевались?

Базилио: Не знаю, гражданин начальник, вот те крест, не знаю. Может, не там копали. Хотя, вряд ли, точно там копали, я очень хорошо место запомнил, рядом со ржавой консервной банкой, и Алиска тоже запомнила. Хотя, может, и не там: покопать как следует нам не дали. Только ямку раскопали, удивились, что депозитных-то сертификатов в ней нет как нет, как бульдоги ментовские нас с поличным и повязали. 

Следователь: Откуда же ментовские бульдоги так быстро взялись?

Базилио: Так их же, гражданин начальник, сам Буратино и привел! Бульдоги нас с Алиской повязали, нацепили на лапы наручники, а он тут как тут – еще убивается, паскуда. Где, кричит, мои депозитные сертификаты, которые в эту ямку инвестированы были? Вы их, негодяи финансовые, у меня украли! Я на вас в арбитраж подам! 

Следователь: И где же были депозитные сертификаты? В бумагах значится, что при вас никаких ценных бумаг обнаружено не было.

Базилио: Так я объясняю, гражданин начальник, мы их не нашли. А то бы… (Глаза зэка туманятся воображением). 

Следователь: Сертификаты где, спрашиваю? 

Базилио (мигом приземляясь обратно): Ежу понятно, гражданин начальник, что мы с Алиской ни при чем. Их сам Буратино выкопал, а потом на нас бульдогов ментовских навел. Только не представляю, как ему удалось нас опередить – мы так быстро бежали. Да и видели своими глазами, как он их в ямку укладывал и землей присыпал. Это еще тот барыга, зуб на отсечение даю, гражданин начальник…

Следователь (остервенело): Ну, за зубами-то дело не постоит…

Зэк отшатывается и невольно ощупывает целые пока зубы.

(Нависая над ним, как скала). Ты думаешь, сволочь усатая, я куплюсь на твои слезливые бандитские россказни? Ты кого морочить вздумал?

Базилио (жалобно): Как на духу выкладываю, гражданин начальник. Мне терять нечего, фирма-то моя с Алиской совсем разорилась. Все Буратино отсудил, треклятый – уже после того, как директором кукольного театра заделался. 

Следователь: Все да не все. А тысячу золотых морального убытка, которые арбитражом присуждены были? Знаешь, сколько тебе их возмещать придется из своей котиной зарплаты?

Базилио (разводя лапы): Нечем возмещать, гражданин начальник. Был фондовый брокер Базилио да весь вышел. Сдулся, как воздушный шарик. 

Следователь: Последний раз спрашиваю, куда вы с курятницей Алисией подевали похищенные у Буратино депозитные сертификаты?

Базилио: Опять вы…

Следователь протягивает руку и хватает кота за усы.

Ой, мамочки!

Следователь: Выкладывай правду! 

Не выпуская усов из кулака, выбирается из-за стола. Бьет кота по гениталиям.

Базилио: А… (Корчится от боли). Не бейте меня, гражданин начальник, мне чего-то нехорошо!

Следователь опрокидывает стул вместе с зэком на пол и продолжает остервенело избивать кота сапогами, приговаривая:

Следователь: А финансовые пирамиды возводить хорошо? А кидать заслуженного кукольного артиста на двести с лишним целковых хорошо? А ты знаешь вообще, кто такой Буратино? Он же народный любимец, великий театральный режиссер. На него вся страна молится. Как только у тебя, котины проклятой, лапа поднялась на такую замечательную куклу? Ты ей ноги целовать должен, на руках носить должен, а не на бабки разводить. Будешь помнить Буратино! Будешь помнить Буратино!

Кот теряет сознание, и на этом допрос для него заканчивается.


Михаил Эм © 2014 | Бесплатный хостинг uCoz

Рейтинг@Mail.ru