Позвольте представиться,



Приветствую Вас, Гость
Понедельник, 25.09.2017, 03:55


Сцена 4

Следующее утро. Класс перед звонком на первый урок: как и в прошлый раз, это урок истории. В дверях появляется Коля с огромным букетом тюльпанов. У тюльпанов о-о-очень длинные стебли, обернутые в плотную серую бумагу. Коля крепко держит тюльпаны за стебли, которые не только очень длинные, но, по всей видимости, и чрезвычайно прочные, а сверху над стеблями нависает множество красных бутонов. Класс ахает.

Родионова: Ух ты!  

Жмых: Слышь, Гриб, чего это он?

Гриб: Пошли спросим.

Перегораживают дорогу Коле.

Эй, Беляк, это нам со Жмыхом букетик? Вот спасибо.

Ухватывает один из тюльпанов за бутон и не отпускает, в шутку грозя оборвать. Коля поворачивает к врагам непривычно решительное лицо.

Коля: Это Алле Борисовне. Ну оторви, оторви цветок, пусть Алла Борисовна увидит!..

Гриб: Ты ябеда, Беляк.

С сожалением отпускает бутон, и Коля получает возможность пройти за свою парту. Звенит звонок, и в класс заходит учительница истории.

Историчка: Здравствуйте, дети.

Все скрипят стульями, поднимаясь, а Коля со своим букетом продвигается вперед.

Что это, Беляков? Это мне тюльпаны? Какие красивые!

Расцветает.

А по какому поводу?

Вспоминает.

Это от твоих родителей? Тогда я отнесу букет в учительскую.

Успокаивается.

Коля: Повыше берите, Алла Борисовна, а то поломаются.

Историчка принимает тюльпаны под горлышко. Коля, продолжающий держать стебли тюльпанов за серую оберточную бумагу, делает резкое движение вниз. Гора великолепных тюльпанов остается в руках исторички, а неожиданно отделившиеся от них стебли — в руках Коли.

Историчка (удивленно): Что это? Не понимаю.

Коля: Сейчас, Алла Борисовна…

Разворачивает бумагу, и в руках у него оказывается настоящее ружье.

Историчка (ошалело): Что это?

Коля: Помповое ружье. Многозарядное.

Передергивает рукоятку ружья. Слышно, как патрон досылается из магазина в патронник.

Историчка (еще не придя в себя от изумления): Кто тебе разрешил приносить в школу оружие, Беляков?

Коля: Никто…

Поворачивается лицом к классу.

Эй, Гриб, я же предупреждал, что убью тебя. Смотри…  

Быстрыми шагами проходит к Грибу — тот только успевает открыть рот, чтобы что-то съязвить, — и стреляет ему в живот. Оглушительный в замкнутом помещении звук выстрела. Гриб пытается съездить Коле по уху, но, к своему изумлению, не может поднять руку. Живот Гриба становится похожим на решето, из которого хлещут красные струйки. Гриб изумленно смотрит на свой прохудившийся живот и падает под парту, успевая произнести:

Гриб: Гад!

Коля: Сам гад! Сам гад! Сам гад!

Общее удивление, и сразу же — многоголосый жуткий нечеловеческий визг! Чего только в 6 «Б» не происходило, но такого  еще не происходило.

(Поверженному Грибу). Гад! Гад! Гад!

На секунду Коля впадает в оцепенение, что позволяет нескольким ученикам, чьи парты поближе к выходу, в том числе Жмыху, выскочить за дверь. Их суматошный топот заставляет Колю очнуться.  

Стоять! Стоять!

Коля направляет помповое ружье в сторону класса, и побег вынужденно прекращается. Коля, у которого по белому лицу проходят привычные красные полосы, занимает позицию у двери, держа оставшихся в классе под прицелом.

Историчка: Как ты смеешь, Беляков? Зачем ты убил Грибкова?

Наконец-то и она в ступоре.

Коля (ожесточенно): А зачем вы мне двойку по поведению поставили, Алла Борисовна?

Историчка с содроганием смотрит на валяющегося под партой Гриба и по привычке повелительно кричит в ответ:

Историчка: Ты же его убил, Беляков! Выпусти нас немедленно! Грибкова нужно срочно доставить в городской морг. Твой школьный товарищ совсем не дышит!

Коля: Стоять! Стоять!

В этот момент дверь отворяется. В класс, привлеченный звуком выстрела, заглядывает кто-то из учителей. Коля наставляет на него ружье, и заглянувший благоразумно исчезает. Тогда Коля берет ближайший стул и заклинивает им дверь. Для этого ему приходится на целых полминуты приставить ружье к стенке, но никто ничего предпринять не решается. Все в тяжелом, какого еще не испытывали, шоке.

Историчка: Беляков, опомнись!

Коля: А зачем вы мне двойку по поведению поставили, Алла Борисовна? Я ни в чем не виноват, это все Грибков придумал.

Историчка (судорожно пытается контролировать ситуацию): Хорошо, хорошо, Коля, теперь я все поняла. Действительно, я несправедливо поставила тебе двойку. Хочешь, чтобы я двойку исправила на четверку? Или на пятерку?

Коля (волнуясь): Пожалуйста, исправьте на четверку, Алла Борисовна, а то меня дома ругать будут.

Историчка дрожащими руками берет Колин дневник и зачеркивает внесенную вчера запись.

Историчка: Все в порядке, Коля. Ты только успокойся. О том, что ты кидался в меня портфелем, никто не узнает.

Коля: И в классном журнале, Алла Борисовна, тоже исправьте.

Историчка вносит исправление в классный журнал.

Историчка: Исправила, Коленька.

Коля: Спасибо, Алла Борисовна.

Стреляет историчке в голову. Голова раскалывается надвое. Обезглавленное тело с невероятным грохотом падает на пол. Слышно, как на нижнем этаже звенят учебные пособия. По жировым складкам пожилой учительницы проходит последняя волна, но скоро затухает.

(Встрепенувшимся одноклассникам). Стоять! Сидеть!

Все замирают. Коля отрешенно взглядывает на класс и приваливается спиной к двери. Так, привалившись спиной к двери, он сидит долгое время, ничего не предпринимая.

Родионова: Коля!

Коля приподнимает голову. Тускло смотрит перед собой.

Коля: Что?

Родионова: Может, ты нас отпустишь?

Коля: Нет.

После паузы.

А где Жмых?

Родионова: Он сбежал.

Коля: Жаль… Я его тоже хотел убить.

Пауза.

Родионова: Коля!

Коля: Что?

Родионова: Отпусти меня, пожалуйста. Я ведь тебе ничего плохого не делала. Я тебя всегда в глубине души жалела.

Коля усиленно думает.

Коля: Нет, Родионова, извини. Как ты с этим (кивает на классную доску, с которой стекает на пол серое мозговое вещество исторички) дальше жить будешь? Ты не сможешь, Родионова… Я тебя, наверное, тоже застрелю.

Родионова: Ты нехороший, Беляков! Я с тобой никогда больше не буду разговаривать.  

Отходит, насупившись.

Коля: Извини, Родионова.

За окнами слышны звуки эвакуируемых школьников и милицейские сирены.

А что нам на сегодня по математике задали, никто не знает?..

Впрочем, он и не ожидает ответа. С улицы слышится чей-то адресованный ему, усиленный репродуктором командирский голос.  

Голос из репродуктора: Беляков, ты меня слышишь? Пусть учительница выглянет в окно. Только никаких глупостей, Беляков, никаких глупостей! Алла Борисовна, вы меня слышите? Учительница истории, немедленно выгляньте в окно.

Коля: Скажите им, что она не может.

Кто-то из одноклассников испуганно высовывается в окно и кричит:

Одноклассник: Беляков Алле Борисовне голову отстрелил. Спасите нас, пожалуйста! Мама, забери меня отсюда!  

Коля (угрожая ружьем): Назад! Назад!

Одноклассник отскакивает от окна.

Никому не двигаться!

Голос из репродуктора: Беляков, сейчас с тобой поговорит твой отец!.. (Откуда-то издали)… Вот сюда, пожалуйста… как договари…

В репродукторе слышно громкое шебуршение, потом кашель.

Голос отца: Сынок…

Коля: Папа?

Удивлен новой для него отцовской интонацией.

Голос отца: Сынок, что ты…

Внезапно в голосе отца что-то переклинивает. Слышится хриплый кашель. После этого голос становится привычно раздраженным.

Ты зачем мою помповуху украл, стервец? А до патронов, мать твою, как добрался?

Голос из репродуктора раскатывается по всей школьной территории.

Ах ты... Да отлепись от меня… ебло…

Последние фразы обращены к кому-то рядом. Затем репродуктор, пока его не отключили, транслирует звуки потасовки. Коля закрывает окно и возвращается на место. Проходит еще какое-то время. Сколько именно, определить невозможно. Время какое-то неестественное: то сплющенное, то растянутое. Коля сидит, прислонившись спиной к двери, и о чем-то думает. Внезапно из-за двери слышится женский голос.  

Из-за двери: Коля! Коля!

Голос незнакомый, но на удивление мягкий и успокаивающий, не в пример отцовскому.

Коля: А? Что?

Испуганно вскакивает и наставляет на дверь ружье.

Не подходите! Буду стрелять!

Из-за двери: Не стреляй, Коля, у меня нет оружия. Я ничего плохого тебе не сделаю. Просто хочу поговорить.  

Коля: Не подходите!

Из-за двери: Я не подхожу, Коля, просто стою за дверью.

Коля (испуганно): Не открывайте! Дверь все равно заперта. Если откроете, я выстрелю. У меня полный портфель патронов.

Из-за двери: Не волнуйся, Коля, я не буду ломать дверь. Да я и не смогла бы, если бы даже захотела. Просто хочу с тобой поговорить.

Коля (нерешительно): Просто поговорить? И больше ничего?

Из-за двери: Больше ничего, Коля.

Коля усиленно думает.

Коля: А о чем поговорить?

Из-за двери (со всей возможной мягкостью): Твои одноклассники, которые успели убежать, все рассказали. С тобой обошлись несправедливо, Коля, очень несправедливо. Все, кто допустил несправедливость по отношению к тебе, будут строго наказаны. Но для этого, Коля, нам нужно провести общее классное собрание, на котором обсудить их поведение.

Коля: Классное собрание?

Из-за двери: Да, классное собрание. Открой дверь, Коля, и выпусти всех по домам. И сам тоже ступай домой, отдохни как следует и успокойся. Завтра на первом уроке мы проведем классное собрание и накажем всех, кто тебя обижал.

Коля (недоверчиво): Какое еще классное собрание, когда я Алле Борисовне голову отстрелил?

Из-за двери: Не беда, Коля. Директор школы назначила в твой класс нового классного руководителя.

Коля (обеспокоенно): Кого назначила? Если учителя физкультуры, я не открою. Не хочу Василия Игнатьевича в классные руководители! Он всех заставляет задом наперед бегать.

За дверью легкое замешательство.

Из-за двери: Нет, Коля, это не он. Я забыла имя-отчество вашего нового классного руководителя, но точно не Василий Игнатьевич.

Дуло колиного ружья приопускается.

Открой дверь, Коля (продолжает уговоры успокаивающий голос). В столовой накрыли обед. Ждут, когда ты всех отпустишь. Ты сам, наверное, проголодался?

Коля (подумав): Да, я бы съел булочку.

Из-за двери: Вот видишь.

Коля (с клокотанием в горле): Тетенька, а если я открою дверь, вы меня в тюрягу не отправите?  

Из-за двери (проникновенно): Какая тюряга, Коля, о чем ты говоришь? Это смешно, это любому первокласснику известно. Детей в тюрягу не отправляют, разве вам на уроке не рассказывали?  

Коля: Не помню… (Заинтересованно). А на каком уроке?

Недолгая пауза.

Из-за двери: На граждановедении.

Коля: У нас граждановедения с начала четверти нет. Старый учитель уволился, а нового найти не могут.

Из-за двери: Поэтому ты не в курсе, Коля.

Коля (все еще сомневаясь): Мне Гриб сказал, когда я Василию Игнатьевичу пальцем в глаз попал: за это обязательно должны в тюрягу упечь.

Из-за двери (убежденно): Он тебе наврал.

Коля: Вот гад!

Из-за двери: Когда ты откроешь дверь, Коля, мы заставим этого… Гриба… перед тобой извиниться.

Коля: Он не извинится, тетенька.

Из-за двери: Почему, Коля? Извинится, обязательно извинится.

Коля: Я его самым первым застрелил.

Из-за двери: Значит, тебя больше некому обманывать. (Нетерпеливо). Выпускай всех поскорей, а то в столовой суп остывает.

Коля: Тетенька, мне правда можно съесть булочку и идти домой? Вы не врете?

Размазывает слезы по щекам.

Из-за двери: Нет, Коля, не вру.

Коля: Правда не врете, тетенька?

Из-за двери: Правда, Коля. Идем, я провожу тебя с твоими школьными товарищами до столовой.

Коля: Со школьными товарищами? (Перестает плакать). А оружия, тетенька, у вас в самом деле нет?

Из-за двери: Нет, Коля, нет… Конечно же, нет.

Коля: А бронежилета?

Из-за двери: Бронежилета тоже нет.

Коля: Тогда получайте, тетенька.

Стреляет сквозь дверь, в которой образуется огромная дыра. За дверью слышится стук падающего с размаху тела, топот обутых в спецботинки ног, густая мужская матерщина и звуки чего-то тяжелого, отволакиваемого общими усилиями в сторону.

(Одноклассникам). Сидеть! Не двигаться, а то всех перестреляю!

Время то сплющивается, то растягивается, не давая сообразить, сколько его истекло. На улице и в коридорах тихо — по крайней мере, к Коле никто больше не обращается. После невероятно томительного затишья раздается неожиданный взрыв. Сорванная взрывной волной дверь слетает с петель. Дверь бьет Колю по лбу, опрокидывает и накрывает всей тяжестью. Вырвавшееся из Колиных рук помповое ружье отлетает на середину класса. Одновременно с верхнего этажа на канатах, вышибая в окнах стекла, спрыгивают четверо бойцов СОБРа. Несмотря на защитные шлемы, один из бойцов попадает шеей на разбитое стекло и повисает на постромках с перерезанным горлом. Остальные трое, которым удалось разбить оконные стекла, не порезавшись, спрыгивают на пол. Одновременно в дверной проем врывается еще несколько человек, все экипированные с ног до головы, с короткоствольными автоматами наизготовку. Видя колино ружье, еще вращающееся в полете посреди класса, собровцы открывают по нему прицельную стрельбу, отчего классное помещение заволакивает пороховой гарью.


Михаил Эм © 2014 | Бесплатный хостинг uCoz

Рейтинг@Mail.ru