Позвольте представиться,



Приветствую Вас, Гость
Воскресенье, 23.07.2017, 17:51


Сцена 1

Квартира Симаковых. В оконный проем виден лес в ярко-зеленой весенней листве, частично заслоненный углом панельной многоэтажки. В комнате за накрытым столом Оля – она сегодня именинница – и ее приятели-одноклассники: Ленчик, Жора и Серега. На столе бутылка вина, газированная вода «Байкал» и бутерброды с красной икрой.

Оля: (наигрывает на гитаре и напевает): Голубой вагон бежит, качается. Скорый поезд набирает ход…

В комнату, водя по углам хитрыми глазками, заглядывает бабушка.

Бабушка: Хтой-то пришел?

Одноклассники переглядываются.

Оля (передразнивая): Хтой-то надо, тот и пришел. (Кричит в сторону кухни). Ма, забери ее, а то я за себя не ручаюсь!

В комнату в авральном порядке вбегает Марина Петровна.

Марина Петровна (бабушке): Мама, ну зачем вы? У Оленьки сегодня день рождения, не будем ей мешать.

Уводит упирающуюся бабушку в другую комнату. Из коридора в это время заливисто тренькает.

Жора: Кто там еще?

Слышаться голоса.

Оля (прислушавшись): Это соседка. (Кричит в коридор). Раиса, Раиса, заходи…

В комнату заглядывает соседка Раиса, в праздничном махровом халате.

Рая: Олька, привет!.. Всем привет… Зашла к Марине Петровне одолжиться геркулесом и вспомнила, что у тебя день рождения.

Говорит Раиса низким голосом, как будто испитым или прокуренным. Впрочем, не исключено, это у нее простудное. Хотя хроническое.

Оля: Присаживайся, Рая…

Рая (сипит): С днем рождения тебя, Олька! Женихов тебе побольше желаю. Хотя с женихами, как я погляжу, у тебя полный ажур.

Серега при этих словах заметно тушуется, после чего все становится ясно. Хотя светлое Серегино чувство давно примелькалось.

Оля: Не терплю девчонок.

Рая: А закурить, молодежь, у вас…

Марина Петровна вносит поднос с пирожками.

А, ладно!

Прячет сигареты в карман халата.

Марина Петровна: Вот еще пирожки сладенькие, необычные. Меня подруга научила – она инструктором в горкоме работает.

Ленчик: Вы как раз к тосту поспели, тетя Марин. Следующий тост за родителей.

Все поднимают бокалы.

С дочкой вас, тетя Марина!  

Марина Петровна (утирая глаза): Спасибо, детки, что заглянули.

Оля: Ну, ма…

Марина Петровна: Все, все, больше не буду. Это я от радости.

Ленчик: А где дядя Паша?

Оля: Отец в Южной Америке.

Ленчик: Где?

Марина Петровна: Тут, детки, нам такая радость нечаянная нагрянула. Отца нашего, то есть Павла Александровича, в срочную загранкомандировку услали на целых одиннадцать месяцев. В Аргентину, на научно-исследовательском теплоходе «Академик Синюхин».

Ленчик: Он же физик. Что физику в Аргентине делать?

Марина Петровна: Пси-мезоны искать.

Ленчик: Чего искать?

Марина Петровна сама толком не знает, но приносит посвященную «Академику Синюхину» вырезку из «Комсомольской правды».

 

«В путь неблизкий, в путь опасный

Я стою на палубе научно-исследовательского теплохода «Академик Синюхин» и смотрю вдаль. По небу пробегают белые барашки, и точно такие же барашки пробегают внизу, по поверхности Атлантического океана. Они называются буруны.

Белоснежный нос лайнера легко взрезает волны Атлантического океана, устремляясь вперед. Куда вперед? Туда, где тысячами километров простирается побережье Южной Америки. Тысячи километров банановых плантаций и тяжелейшего наемного труда от рассвета до заката. Но не закаты и рассветы интересуют сейчас экипаж «Академика Синюхина», укомплектованный лучшими научными кадрами Москвы, Ленинграда и Новосибирска. Нет, не закаты и рассветы…

Мимо меня озабоченно пробегает боцман Гецко.

«Как там курс, Микола Ильич?» – окликаю я его.

«Який такий курс? – морщинистое лицо боцмана разглаживается от удовольствия, что с ним заговорил работник центральной прессы. – У капитана пошукайте, может, и отыщется». 

Да, моряки, это беспокойное и светлое племя людей, привыкших смотреть опасности в глаза, понимают толк в шутках. Я, держать за поручни, тоже пытаюсь сказать что-то жизнерадостное в ответ и продолжаю говорить до тех пор, пока Микола Ильич не убегает по своим боцманским делам дальше.

Душевный человек боцман, но еще более душевный – капитан научно-исследовательского теплохода «Академик Синюхин» Семен Васильевич Криворучко, опытнейший мореход в третьем поколении. Когда я заглядываю к нему на капитанский мостик, Семен Васильевич приветливо кивает и лично пожимает мне руку. 

«Всегда рады представителям прессы, – говорит капитан. – Вы вовремя, у меня как раз чаек подоспел».

Мы пьем крепкий с баранками чай – такой же крепкий и сладкий, какой пьют в маленьком селе Глухари Амурского края, откуда Семен Васильевич родом, – молчим и думаем. Я думаю, как получше выполнить редакционное задание, а еще о родных и близких, оставшихся в Ленинграде. О чем думает капитан? Не знаю – может быть, о чем-то своем, личном, а может, о том, все ли в порядке на вверенном ему судне и не приближается ли шторм. Хотя нет… никакой шторм, даже двенадцатибальный, «Академику Синюхину» не страшен, поэтому за безопасность экипажа можно ручаться головой.

Наверное, капитан думает о пси-мезонах, загадку которых предстоит разгадать коллективу «Академика Синюхина». Что это за таинственные частицы, врывающиеся в земную атмосферу из космоса и оставляющие в земной поверхности глубокие дыры с идеально ровными краями? Как они образуются и можно ли предугадывать их появление? Нельзя ли поставить космическую энергию на службу народному хозяйству? Во время качки я тоже размышляю о пси-мезонах. Не знаю, что они собой представляют, но уверен: загадка пси-мезонов будет разрешена в самые короткие сроки, потому что нет загадок и тайн природы, которые оказались бы не по зубам советскому человеку.

Со скоростью тридцать пять морских миль в час несется посреди Атлантического океана маленькая частичка нашей большой Родины. Что ожидает ее в далекой, но стремительно приближающейся Аргентине, у южноамериканского побережья, тянущегося от экватора почти до самой Антарктиды? Ответы будут даны».

 

Жора: В Аргентину! На одиннадцать месяцев!

Ленчик: Круто.

Рая (хрипит): С ума сойти! Однако, молодежь, мне пора. Олька, положа руку на сердце - не в обиде, что я бутерброд с икрой съела?

Оля: Рая?!

Рая: Молчу, молчу… (Поднимается). Марина Петровна, не провожайте, дверь я сама захлопну.

Но Марина Петровна все равно убегает проводить соседку. Потом они долго беседуют на лестничной площадке.

Оля (берет гитару и напевает): Голубой вагон бежит, качается…  

Компания подхватывает.


Михаил Эм © 2014 | Бесплатный хостинг uCoz

Рейтинг@Mail.ru