Позвольте представиться,



Приветствую Вас, Гость
Пятница, 28.07.2017, 11:50


Сцена 1

Рабочий день в разгаре. Федор разговаривает по телефону, когда в кабинет врывается сияющий Виталик.

Виталик:  Федор Павлович, вы свободны? У меня предложение. А не передать ли нам ипотечный ребрэндинг на аутсорсинг?

Федор (загораживая трубку ладонью): Я не против. Скажи Галине Сергеевне, пусть внесет в повестку на следующее заседание.

Виталик, приглушает исходящее от него сияние, удаляется.

(В трубку). Нет… Нет… Да, ни в коем случае… Так… Так… Есть… Отлично, до свидания, будем работать. (По селектору). Галина Сергеевна!

Галина Сергеевна: Слушаю, Федор Павлович.

Федор: С Комбината пролонгацию не передавали?

Галина Сергеевна: Алексей час назад поехал забирать. Федор Павлович, там из бухгалтерии платежки принесли на подпись.

Федор: Несите, только живей.

В кабинет, заплетаясь ногами, вбегает немолодая уже Галина Сергеевна. Вынимает из папки и по одной выкладывает перед начальником платежки, которые тот не глядя подписывает. Звонит телефон. Поскольку секретарши на месте нет, Федор поднимает трубку самостоятельно.

Да?.. Да… Нет, по девять и восемь мы вам не отдадим. Вы что, сметесь? Цена для оптовиков — десять и одна. Мелким вообще не отпускаем. Нет, снижения не ожидается — конъюнктура не позволяет. Кто говорит? Директор говорит, устраивает? Перезвоните в отдел снабжения, вам вышлют подробный прайс.  

Кидает трубку. В кабинет заглядывает Сеня.

Сеня: Федор Павлович, извините, там в приемной никого нет. Я подумал, вы свободны.

Федор: Чего тебе?

Сеня: Карбюратор барахлит, промыть бы надо.

Федор: Сколько?

Сеня: Пятьсот хорошо бы.

Федор: Бери.

Бросает на стол купюры. Сеня с готовностью подскакивает, мягко принимает деньги и незаметно, словно по волшебству, испаряется вместе с ними.

(Галине Сергеевне). Все, не могу больше — зашился! Не надорваться же мне на этой работе! А ну, живо на место, платежки потом подпишу.

Галина Сергеевна убегает в приемную, где продолжает звонить телефон.

(Сам себе). Где Алексей, чего так долго? Сидишь с этой пролонгацией как на иголках: подпишут — не подпишут? отпустят — не отпустят? Да нет, нечего волноваться, все схвачено: подпишут и отпустят.

Галина Сергеевна (по селектору): Наталья Павловна приехала. Спрашивает, примете ли.

Федор: Дочь самого Павла Никодимовича здесь? Вы что, с ума спятили?! Зовите немедленно.

В кабинет заходит Наталья. Федор, на глазах расцветая, как бутон под весенним солнышком, поднимается из-за стола навстречу гендиректорской дочке.

Какие гости пожаловали! Наталья Павловна! Приятная неожиданность. Вы к нам запросто — так сказать, по зову сердца, – или с официальным визитом?

Телефоны в кабинете мигом прекращают обычную вакханалию, будто чувствуя — человеку не до них. А может, это сообразительная Галина Сергеевна не соединяет.  

Наталья (скептически): Да вот, Федя, решила заглянуть на огонек, посмотреть, с кем отец работает. Курить, кстати, в твоем кабинете разрешается?

Федор: Такой милой девушке разве запретишь?! Как там Павел Никодимович поживает?

Наталья: Папа? На Комбинате целыми днями, чего ему сделается? Я присяду?

Присаживается на краешек стола и закуривает.

Федор: Передай Павлу Никодимовичу мои наилучшие пожелания.

Наталья: Непременно. Все одни наилучшие пожелания передают, хоть бы какая собака чего-нибудь плохого пожелала… Да нет, это я так. Не слушай меня, Федя, просто я сегодня не в настроении. (Курит). А у тебя тут хорошо. (Показывает сигаретой на чучело). А птичка мертвая зачем?  

Федор: Это коршун. Алексей его терпеть не может: сколько раз просил со стола убрать, а я не убираю. Ничего, обойдется! Мне-то коршун нравится, он мне детство напоминает — у меня в детском доме в Зюзине такой же стоял.  

Наталья: Так ты детдомовец, оказывается? Не похож.

Федор: Мать-одиночка, умерла, когда я совсем маленький был. Родственников шаром покати, поэтому отдали меня в детдом.

Наталья: Как же ты, Федя, в люди вышел, бизнес собственный заимел? Прямо из детдома?

Федор: Долго рассказывать, Наталья Павловна, но если в целом: случайная встреча с хорошим человеком. Плюс характер незаурядный. Мне подчиненные все как один о моем незаурядном характере говорят. Перебрался из Зюзина сюда после техникума, а здесь пошло-поехало. Повезло, в общем. Дружбаны детдомовские кто где кукует, а я вот при Комбинате, полезным делом занимаюсь.

Наталья: Ну и как, Федя, полезное дело продвигается?

Федор: Не жалуюсь пока. Помогаю вот Павлу Никодимовичу с организацией сбытовой сети. (С намеком, после паузы). Хлопоты, хлопоты, личной жизнью некогда заняться, девушку в кино пригласить.

Наталья: Видик в баньке посмотреть?

Федор: Почему обязательно в баньке? Просто сходить в какое-нибудь культурное место, развлечься. Говорят, в центре гастрономический ресторан открылся. Кормят, говорят, замечательно.

Наталья: Приглашаешь, стал быть?

Федор: Если вы, Наталья Павловна, не против.

Наталья: Нет, не против, хотя кормят там обыкновенно. В следующую пятницу сойдет?

Федор: Договорились.

Наталья: Ну я пойду — загостилась. Созвонимся еще.

Тушит сигарету, спрыгивает со стола и уходит, сталкиваясь в дверях с возвратившимся с Комбината Алексеем.

Алексей: Здравствуйте, Наталья Павловна.

Наталья: Чао!

Уходит. Федор сидит в своем кожаном кресле, не в силах настроиться на рабочий лад: мысли его витают далеко от «Транс-Инвеста».

Алексей (видя нерабочее состояние начальника): Зачем дочка Павла Никодимовича приезжала, сказать можешь?

Федор: По личным обстоятельствам.

Алексей тяжело вздыхает. Все же решается высказать наболевшее.

Алексей: Федор, не мне тебя поучать, но ты бы поаккуратней личные дела с гендиректорской дочкой проворачивал. Тебе что, других девок мало? Генеральный, хоть и спокойный человек, но не надо бы его отцовских чувств затрагивать. Ведь и обидеться может. Что тогда?

Федор (все еще расслабленно): А что тогда?

Алексей, не отвечая, протягивает Федору прозрачную папку с бумагами.

Алексей: Забирай свою пролонгацию, все с ней в порядке. Семь и три, как и в предыдущем квартале.

Федор: Ну и отлично.

Принимает у Алексея бумаги и небрежно просматривает.

Алексей (продолжает): Может, не стоит гусей дразнить, если и без того отлично? В курсе, почем остальные дочки продукцию с Комбината забирают? По семь и восемь. И еще пляшут от радости, если по семь и восемь достается, а не по восемь и одному. А мы по семь и три. Откуда «Транс-Инвесту» такое расположение? Может, ты, Федор Павлович, уже… того?

Федор: Чего того?

Алексей: Ну… с дочкой… За сексуальные заслуги и отпускная цена «Транс-Инвесту» самая низкая?  

Федор: Не твое собачье дело.

Алексей (качая головой): Возможно, Федор, я сильно упрощаю ситуацию, только ненадежно все это как-то. То ли дело нефть: качай и качай из трубы — земля большая и круглая. А здесь каждый квартал ожидаешь, не дай Бог, что-нибудь случится. Скажут однажды: «восемь и один» вместо «семь и три», и все — хана бизнесу. Чем торговать пойдем, Федя? Презервативами?

Федор: А если у меня намерения серьезные? Если я жениться на Наталье собираюсь и только что свидание назначил?

Алексей: Глобальные планы, что и говорить. Только и конкурентов на директорское приданое много. (Переходя на Вы). Ну да вам видней, Федор Павлович. Мое, как заместителя, дело маленькое – предупредить, как бы чего не вышло. Решать вам придется.

Федор: Расслабься, Леша, все на мази. А на Наталье я, может, в самом деле женюсь, понял? Ну нравится мне гендиректорская дочка, во всех отношениях нравится. При чем тут Комбинат, при чем тут генеральный директор? А если это любовь?  

Внезапно вырубается электричество. Не успевает Федор как следует чертыхнуться, как откуда-то со стороны люстры материализуется светящийся Призрак.

Призрак:
Из подземелий мрачных и зловонных,
Где мириады душ в бездонной тьме
Роятся, от грехов изнемогая,
Явился я тебя предупредить…

Федор: Что за черт? Кто электричество отключил? Это твоя дурацкая шутка, мужик? Ты вообще кто?

Призрак:
Я — мать твоя, несчастный мой сынок,
Пришедшая предупредить о том, что
Наталья тебе кровная сестра.
Да-да, не удивляйся, бедный Федор,
С ее отцом знакома я была.
Мы в Зюзине в то время жили оба.
В подъезде он соседнем обитал
И полюбил меня, а я его
За пылкую натуру полюбила.
Сейчас он — царь и Бог одновременно
На Комбинате местном, а тогда
Был молод, и поджар, и балагур,
И полюбил меня, но вскоре бросил.
Узнав о плоде зреющем запретном,
Он перевелся в город ваш, а я…
Я родила тебя, мой бедный сын,
Но от тоски по Павлу непосильной
Скончалась вскоре. Лишь теперь, узнав,
Что на Наталью ты имеешь виды,
Молю тебя: оставь, оставь ее.
Не допусти с сестрой кровосмешенья,
А лучше отомсти за мать свою,
Оставленную в Зюзине мерзавцем
Без алиментов в страшной нищете.
Нет мочи мне позор переносить
Во мраке адском… Чу! Зовут! Иду!
О, царство замогильное теней!  

Растворяется в воздухе, оставляя руководство «Транс-Инвеста» с раскрытыми ртами. Не успевает руководство их затворить, как включается электричество.

Федор: Ты это видел?

Алексей: А ты?

Федор (по селектору). Галина Сергеевна, ко мне в кабинет заходил кто-нибудь в то время, как электричество отключали?  

Галина Сергеевна: А разве электричество отключали, Федор Павлович? В приемной не гасло.

Федор и Алексей растерянно переглядываются.

Федор: Галина Сергеевна!

Галина Сергеевна: Слушаю, Федор Павлович.

Федор: Необходимо срочно проверить кабинет на отсутствие «жучков» и других электронных устройств. Немедленно отыщите кого-нибудь. Чтобы на самом чувствительном оборудовании проверили. Я на безопасности фирмы экономить не собираюсь, понятно?

Галина Сергеевна: Понятно, Федор Павлович.

Федор (Алексею): А ты что об этом думаешь? Вдруг правда — то, что сказал призрак? Мне показалось, он походил на мою мать.

Алексей: Сколько тебе лет было, Федор, когда она умерла?

Федор: Шесть, но я ее хорошо запомнил. Лежит на кровати, бледная, и меня по головке гладит — точь-в-точь призрак. Что если Павел Никодимович действительно мне отец? Отчество совпадает.

Алексей: А теперь ты намерен отомстить Павлу Никодимовичу за то, что тридцать лет назад он не женился на твоей матери? Ну-ну.

В кабинет заглядывает Сеня.

Сеня: Федор Павлович, вы свободны?

Федор: Чего тебе?

Сеня: Промыть карбюратор оказалось на десять дороже.

Федор: Возьми.

Протягивает купюры. Сеня не берет и предупредительно улыбается.

Сеня: Долларов — я в валютном промывал. В наших карбюраторы некачественно промывают.  

Федор: Бери по курсу.

Сеня моментально исчезает.

(Алексею). Слушай меня внимательно, Леша, второй раз повторять не стану. Во-первых, никому ни слова о том, что здесь сейчас произошло — ни пикнуть не вздумай, ни вякнуть. Ты меня знаешь, если что. Во-вторых, выписывай командировку и мотай в Зюзин. Разузнаешь, в самом ли деле Павел Никодимович жил в Зюзине в семьдесят шестом, по адресу: улица Коммунистическая, 22. Дыма без огня, как известно, не бывает. Должны какие-то документы сохраниться, лицевые счета.

Алексей: Хозяин — барин. Пошел распоряжаться насчет командировки.

Сразу после того, как прикрывает за собой дверь, не переставая звонит телефон.  


Михаил Эм © 2014 | Бесплатный хостинг uCoz

Рейтинг@Mail.ru