Позвольте представиться,



Приветствую Вас, Гость
Пятница, 28.07.2017, 11:47


Сцена 1

1812 год. Одно из помещений Кембриджского университета. На столе недопитые бутылки с вином, разбросанные рукописи и книги. Кресла отодвинуты, в них расположились: Джон Гершель, сын знаменитого астронома, Джордж Пикок, сын крупного военачальника, Майкл Слегг, сын преуспевающего торговца хлопком, Чарльз Бэббидж, сын состоятельного тотнесского банкира. Всем им по девятнадцать или около того лет.

Пикок: А я вас уверяю, что ни одна брюнетка не сравнится с белокурой девушкой.

Слегг: Не скажи, Джордж… Лично мне больше нравятся брюнетки. Среди них попадаются очень даже недурные.

Пикок: Недурные — возможно. Но только белокурые девушки бывают по-настоящему стройными.

Слегг: Опровергаю. Безответственное и, главное, бездоказательное заявление.

Пикок: Считай это аксиомой, Майкл.

Гершель: Стоит ли спорить о вкусах, друзья? Джорджу нравятся белокурые, а Майклу темноволосые.

Пикок: Интересно, что по этому поводу скажет Чарльз.

Бэббидж: Вынужден вас разочаровать, друзья. Я предпочитаю шатенок.

Слегг: Чарльз, как всегда, оригинален.

Пикок: Думаю, это неспроста.

Бэббидж: Недавно я был представлен одной очаровательной шатенке. У нее мягкие золотистые волосы. Она стройна и миловидна.

Слегг: И как зовут это миловидное рыжее существо?

Бэббидж: Джорджиана.

Гершель: Вы помолвлены?

Бэббидж: Еще нет, но я задумывался об этом.

Пикок: Ну вот. Не успели все мы насладиться обществом Чарльза, как его из нашей теплой компании уже умыкают.

Слегг: Чарльз — пропащий человек. Он и без помолвки собирался перебраться в колледж Святого Петра.

Бэббидж: Предпочитаю быть первым в колледже Святого Петра. Как это ни прискорбно, друзья мои, но я не собираюсь заканчивать колледж третьим. Превзойти твои астрономические способности, Джон, и твои богословские познания, Джордж, мне никогда не удастся.

Слегг: Очень мило, Чарльз, что в твой черный список не оказался внесен я. Тем не менее постараюсь окончить колледж третьим, отодвинув самоуверенного мистера Бэббиджа на четвертое место.

Бэббидж: Вот поэтому-то, мои не в меру талантливые друзья, я в самом скором времени буду вынужден вас покинуть. В колледже Святого Петра моему самомнению ничто не угрожает.

Гершель: Не будь таким самолюбивым, Чарльз.

Пикок: …И никогда не ставь на рыжих. Только в белокурых девицах ощущается такая же стройность, как в дифференциалах Лейбница.

Слегг: Однако не очень-то наши досточтимые островные профессоры следуют заветам Лейбница.

Пикок: Точно сказано. Профессор Вудхауз в своих «Принципах аналитических вычислений» использует лейбницевское обозначение, а читая нам лекции — ньютоновскую точку. Каково?

Гершель: Когда ты станешь читать лекции в Кембридже, Джордж, ты сможешь исправить этот недостаток.

Пикок: Зачем ждать?

Слегг: Интересно, что предложит нам Джордж.

Пикок: Повесить профессора Вудхауза на люстре во славу английской математики.

Бэббидж: Не проще ли объяснить профессору, что он не прав?

Слегг: Каким образом?

Бэббидж: Учредим общество предания погибели всех сторонников ереси ньютоновской точки. Если Вудхауз к нам не присоединится, он прослывет ретроградом.  

Гершель: А что, неплохая идея! Научное общество со своим печатным органом.

Пикок: Печатный орган обязательно. Чарльз сможет напечатать в нем свою вечно незаконченную статью «О бесконечных произведениях».

Хватает со стола рукопись и подкидывает ее в воздух. Листы разлетаются по комнате.

Гершель: Я тоже мог бы кое-что напечатать.

Слегг: Как ты сказал, Чарльз, «Общество предания погибели всех сторонников ереси ньютоновской точки»? В таком случае нам необходимо избрать президента.

Пикок (вскакивая на кресло): Внимание, джентльмены! Сим учреждается научное «Общество предания погибели всех сторонников ереси ньютоновской точки», назначенное для развития английской математики, проведения дискуссий среди ее членов, печатания статей означенных членов и их дальнейшего веселого времяпровождения. Все присутствующие, если они не возражают, объявляются действительными членами Общества. Теперь, уважаемые господа члены «Общества предания погибели всех сторонников ереси ньютоновской точки», нам необходимо избрать президента из числа присутствующих. Какие будут предложения?

Слегг: Предлагаю Джона.

Пикок: Здесь двух мнений быть не может. Прошу присутствующих проголосовать.

Все поднимают руки. Пикок торжественно обращается к Гершелю.

Вы, мистер Джон Гершель, как самый достойнейший и сметливейший из членов «Общества предания погибели всех сторонников ереси ньютоновской точки», объявляетесь его президентом. Какие будут указания, мистер президент?

Гершель (улыбается): Спасибо за оказанную мне честь, Джордж. Тронут вашим доверием, Майкл и Чарльз. Чего же вам желается от своего свежеиспеченного президента?

Слегг: Как чего, Джон? Мы хотим, чтобы отныне ты повелевал нами. Немедленно усаживай Джорджа за разработку теории функций, а Чарльза… ему доверим что попроще… например, составление таблиц логарифмов.

Гершель: Чарльз, при своей неаккуратности, наделает грубых ошибок.

Слегг: Мой дядя, вернувшийся недавно с испанской кампании, рассказал смешную историю. Английский корабль, уже после объявления перемирия с испанцами, барражировал в Средиземном море. В гости к капитану с визитом вежливости заехал его испанский коллега с серебряным подносом на память. Наш хитроумный вояка в долгу не остался и в ответ одарил испанского капитана навигационными таблицами. Испанец с благодарностью принял книгу, не подозревая о том, что таблицы в ней составлены без учета високосных лет. Испанский корабль отплыл, и больше о нем никто ничего не слышал. Говорят, это самая удачная операция английского флота за всю испанскую кампанию.  

Все смеются.

Пикок: Составленные Чарльзом таблицы логарифмов мы подарим профессору Вудхаузу, чтобы он, подобно испанскому фрегату, заблудился по дороге в аудиторию.

Бэббидж: Боюсь, за составлением логарифмических таблиц мне придется прокорпеть до глубокой старости. Тогда предстоящая помолвка расстроится.

Пикок: Ничего подобного. В Париже научились быстро составлять логарифмические таблицы. Расчетчики разделены на три группы, каждая занимается своей работой. Расчетчики последней группы настолько неквалифицированны, что набираются из числа оставшихся без работы парикмахеров. Так что, если какой-нибудь парикмахер поможет тебе, Чарльз, в составлении таблиц, Вудхауз заблудится в Кембридже гораздо раньше твоей старости, а ты окажешься помолвлен.

Бэббидж: Остроумно придумали эти французы.

Пикок: И главное, эффективно.

Бэббидж: Если бы заменить парикмахеров на что-нибудь более простейшее, получилось бы совсем идеально.

Слегг: На что, к примеру?

Пикок: Наш друг предлагает заменить парикмахеров осликами. Но увы, ослики не смогут взять даже самый легкий логарифм, поскольку ослики глупее своей упряжи.

Слегг: В таком случае необходимо заменить ослика на упряжь.

Бэббидж: Как ты сказал, Майкл?

Слегг: Заменить ослика на его упряжь. Пусть упряжь сама берет логарифмы.

Бэббидж: Ты хочешь сказать, что машинерия способна сама брать логарифмы?

Гершель: При Чарльзе нельзя упоминать машинерию, он сразу заводится. Вы знаете, в детстве он пытался изобрести аппарат для хождения по воде и едва не утонул.

Слегг: Он просто пьян.  

Бэббидж: Обождите, друзья. Почему бы машинерии, в самом деле, не брать логарифмы? Представьте станок, решающий математические задачи. Разработка логарифмических таблиц отнимала бы в таком случае на порядок меньше времени.  

Гершель: Такие станки можно было бы использовать в астрономии.

Пикок: В навигации…

Слегг: А еще в мануфактурах. Поздравляю вас, джентльмены: не прошло и получаса с момента учреждения «Общества предания погибели всех сторонников ереси ньютоновской точки», как среди его действительных членов уже появился один рехнувшийся. И двое других на подходе.

Пикок: Предлагаю выпить по этому поводу.

Все следуют хорошему совету.

Слегг: Чтобы проверить, кто из нас более сумасшедший, предлагаю пари. Ставлю гинею на то, что первой женщиной, встреченной нами по пути, окажется брюнетка.

Пикок: Я ставлю на белокурую. Чарльз, разумеется, на шатенку?

Бэббидж: Разумеется.

Пикок: Нашему уважаемому президенту ничего другого не остается, как ставить на пегую.

Гершель: Я ставлю на мужчину.

Слегг: Чувствуется математический склад ума. Однако такая ставка, мой дорогой президент научного общества, не принимается. Назовите что-нибудь, обладающее меньшей степенью вероятности, хотя бы горбатого великана с зелеными волосами.

Гершель: Хорошо. Ставлю на священника.

Слегг: Другое дело. А теперь, уважаемые члены «Общества предания погибели всех сторонников ереси ньютоновской точки», попрошу всех покинуть зал заседания!

Все, кроме Бэббиджа, направляются к дверям.

Чарльз, это и тебя касается. Или ты уже засел за разработку логарифмических таблиц? А как же твоя математическая упряжь? Поручи логарифмы ей.

Бэббидж: Уже иду. Майкл, Джон, Джордж! Обождите меня, друзья.

Пытается собрать разлетевшиеся листы рукописи, потом машет рукой и убегает вслед за всеми.


Михаил Эм © 2014 | Бесплатный хостинг uCoz

Рейтинг@Mail.ru