Позвольте представиться,



Приветствую Вас, Гость
Четверг, 29.06.2017, 00:07


Эпизод восьмой: Детство и отрочество доктора Чонга

Сегодня в это сложно поверить, но много лет назад доктор Чонг был обыкновенным мальчиком. Во всяком случае, таковы данные Центрального Разведывательного Управления.

Центральное Разведывательное Управление – это управление, которое наблюдает, чтобы кто-нибудь не навредил Соединенным Штатам, и в свою очередь пытается навредить кому-нибудь другому. Поскольку доктор Чонг был объявлен фармацевтическим террористом, детство доктора Чонга специалистов Центрального Разведывательного управления – которых, между прочим, все запросто называют цэрэушниками – очень даже интересовало. Надо же было цэрэушникам знать, откуда взялся матерый фармацевтический террорист – может, его в школе неправильно воспитали, а может, неудачную прививку сделали, после которой обыкновенный мальчик подался в фармацевтические террористы.

Чтобы добыть информацию о детстве доктора Чонга, опытные цэрэушники включили компьютеры и поискали в первую очередь в них. В строке поиска они набрали «доктор Чонг» и сели ждать ответа. Вскоре результатная строка высветила: «Нет информации». Цэрэушники озадачились и сели думать, как поступить дальше.

Сначала они решили, что с компьютеры не в порядке, и принялись стучать по компьютерным кожухам, чтобы компьютеры их послушались и починились. Однако строка результата упорно высвечивала: «Нет информации».

Отчаявшись починить компьютеры самостоятельно, цэрэушники вызвали мастера по ремонту компьютеров. Мастер, осмотрев компьютеры, заверил, что устройства работают нормально, только некоторые компьютерные кожухи отчего-то помяты. Тут цэрэушники по-настоящему взволновались: чтобы в компьютерах не было информации о каком-нибудь человеке, такого на их памяти не случалось! Наверное, решили цэрэушники, доктор Чонг из ряда вон экстремальная и выдающаяся личность, если информация о нем отсутствует даже в компьютерах Центрального Разведывательного управления.

Удостоверившись, что компьютеры работают исправно, цэрэушники заварили себе крепкий кофе со сливками и сели думать, где раздобыть информацию о детстве доктора Чонга. И вот что надумали.

«А что, – надумали цэрэушники, – если опросить людей, знавших доктора Чонга в детстве, а потом поместить информацию в компьютер? Тогда мы наберем в строке поиска «доктор Чонг» и получим ответы на вопросы».

Так они и сделали: поехали в провинциальный городок, в котором доктор Чонг провел детство, отрочество и юность, и опросили товарищей доктора Чонга, его учителей, соседей, родственников и просто знакомых. Во время опросов цэрэушники держали руки в карманах, в которых находились диктофоны, на которые записывалось все, что говорили товарищи, учителя, соседи, родственники и просто знакомые доктора Чонга.

Когда цэрэушники возвратились из командировки, они передали кассеты от диктофонов в специальный отдел Центрального Разведывательного управления, занимающийся переводом диктофонных записей в компьютер.

Перевод диктофонных записей в компьютер – сложная техническая процедура, на описании которой не станем останавливаться. Скажем только, что одни работники слушают кассеты и одновременно набирают прослушанный текст на компьютерной клавиатуре, другие работники помещают полученные секретные файлы в глобальную справочную систему, в которой с этими секретными файлами могут ознакомиться желающие. Желающих называют называют хакерами. Ознакомиться с секретной информацией могут, разумеется, не только хакеры, но и сами цэрэушники.

После того, как сложные технические процедуры были выполнены, утомленные ожиданием цэрэушники набрали в строке поиска «доктор Чонг» и получили желаемое: полную информацию о том, как из обыкновенного маленького мальчика вырос матерый фармацевтический террорист.

Оказалось, что доктор Чонг, хотя и походил на обыкновенного маленького мальчика, обладал характерной особенностью, выделявшей его из окружающей толпы. Если другие мальчики интересовались кто чем: один плаванием, другой музыкой, третий вообще ничем не интересовался, – то доктора Чонга интересовал обмен. Доктор Чонг с детства обожал меняться, причем менялся всегда так, что обязательно оказывался в выигрыше. Он как-то различал мальчиков, которые меняться не умеют, и потому всегда оказываются в проигрыше, и менялся именно с ними.

Сначала доктор Чонг менялся на фантики от жвачки. Он обменивал менее ценные фантики на более ценные, или обменивал один фантик на два фантика. Даже обменивая два фантика на один, он все равно оказывался с приварком, потому что два фантика были совсем никчемные, а один фантик очень даже кчемный. На один такой кчемный фантик доктор Чонг впоследствии мог выменять три фантика попроще. Тех, кого доктор Чонг оставлял с носом, он в глубине души презирал, не понимая, как можно выменивать фантики настолько неправильно. Что бы доктор Чонг делал без олухов царя небесного – если бы все мальчики были такими же способными, как он сам!

Когда комната оказалась полностью завалена фантиками, доктор Чонг утерял к фантикам интерес: детство прошло, наступило отрочество.

В отрочестве доктор Чонг начал коллекционировать марки: фантики из дома исчезли, а от марок не стало отбоя. Марки были разноцветными, они лежали в кляссерах – это такие специальные альбомы для марок, вы знаете, – лежали в целлофановых пакетах на полках, лежали на полках без целлофановых пакетов, а когда марки сдувало на пол сквозняком, лежали на полу. Но марки не принесли доктору Чонгу счастья: стало у него марок больше, чем у всех мальчишек в доме, что с того?

За марками последовали монеты – их по крайней мере не сдувало сквозняком, хотя в отличие от марок монеты были тяжелыми. Когда доктор Чонг спешил в заранее условленное место меняться с очередным олухом царя небесного, то сгибался под тяжестью сумки с монетами, такими они были тяжелыми. Нет худа без добра: в результате переноски тяжестей у доктора Чонга окрепли руки: они стали такими мускулистыми, что когда один олух захотел отнять у него сумку с монетами за бесплатно, доктору Чонгу удалось настолько сильно размахнуться и засадить нападавшему в ухо, что олух не выдержал и предпочел ретироваться, оставив принесенные монеты на милость победителя.

Отбирать монеты за бесплатно доктору Чонгу не понравилось. Злоупотреблять физической силой он с детства не любил. Доктор Чонг не любил насилие, а предпочитал сметку и выдержку, поэтому с олухами царя небесного договаривался полюбовно. Однако, во избежание нападений, приходилось быть осторожным.

Пораскинув мозгами, доктор Чонг договорился с одним очень сильным мальчиком, и тот за несколько фантиков стал доктора Чонга повсюду сопровождать. Этот мальчик, несмотря на то, что был сильным, тоже был олухом царя небесного, только не догадывался об этом: мальчик мог попросить с доктора Чонга больше фантиков, а попросил меньше, а часто вообще не брал с доктора Чонга фантики, говоря, что сопровождает того по дружбе. Это нравилось доктору Чонгу: нравилось не то, что этот мальчик с ним дружил, а то, что дружба обходится доктору Чонгу дешево, всего в несколько фантиков.

Теперь, когда доктор Чонг шел обмениваться монетами, то не боялся, что их отберут. Некого стало бояться – его сопровождал верный телохранитель, который в обиду доктора Чонга не давал. Видя рядом с доктором Чонгом настолько сильного мальчика, другие мальчишки не пытались силой отобрать монеты, а смиренно обменивались. Тут надуть доктора Чонга было трудно, практически невозможно: глупые мальчишки расставались с ценными монетами, а взамен, как всегда при обмене с доктором Чонгом, получали монеты похуже.

За коллекционированием монет минуло отрочество и наступила юность.


Михаил Эм © 2014 | Бесплатный хостинг uCoz

Рейтинг@Mail.ru