Позвольте представиться,



Приветствую Вас, Гость
Суббота, 16.12.2017, 08:12


Эпизод одиннадцатый: Спецназовская куртка и Инструкция по выживанию

Никитка открыл глаза и проснулся. Наступило утро. В джунглях весело гомонило тропическое зверье. Лучи свежего утреннего солнца, прорываясь сквозь завесу листвы, спускались на поляну пронзительно ласковыми нитями.

Прямо над головой Никитки возвышалась поросшая кустарником скала, с которой низвергался бурлящий пенный поток. Это был водопад, с которого вчера вечером они с Дюваль Дювала так удачно сверзились. Как только живы остались, уму непостижимо – по высоте водопад превышал Останкинскую телебашню.

Низвергнувшись со скалы, поток превращался в спокойную тропическую реку с прозрачной водой и отлогим песчаным берегом. Из воды выпрыгивали тропические рыбы, а над водой мелькали тропические стрекозы. Ни крокодилов, ни «Айвы» заметно не было – и слава Богу: можно было надеяться, что крокодилы в реке не водятся, а мятежный электроприбор за вчерашний хлопотный вечер притомился и даст мальчику время на размышление. Нужно же и телевизорам время для профилактического отдыха!

Тут Никитка заметил, что из дула огнемета торчит... банан. Никитка и забыл, что находится в дозоре – Дюваль Дювала назначил его часовым на первую половину ночи.

Часовой – это отдельно стоящий боец, который наблюдает за тем, чтобы к лагерю, где отдыхают остальные бойцы, никто незаметно не подкрался. Когда на лагерь нападают враги, часовой первым поднимает тревогу. Увидев врагов, часовой должен как можно громче закричать, а если враги уже перерезали ему горло, как можно громче выстрелить из пулемета. Так другие бойцы узнают, что на их лагерь совершено нападение, проснутся и придут часовому на выручку.

Во вторую половину ночи должен был дежурить сам Дюваль Дювала, но скорее всего проспал – никто Никитку на его боевом посту не заменил. Сам Никитка тоже заснул, хотя с непривычки трусил.

Не приведи вам Господи оказаться в ночных джунглях! Темнотища кругом непроглядная, и чудятся звери. Повсюду раздаются многообещающие звуки: хрум-хрум... ааааах... мрр-р-р... Никитку сначала озноб колотил от страха, но мальчик плотней прижался спиной к толстому, обвитому лианами стволу баобаба, а спереди выставил огнемет. И на душе сразу стало спокойнее. Вскоре Никитка сообразил, что ничего страшного не случится, если прикрыть глаза, которые все равно слипаются. Прикрыв глаза, ему подумалось, что с огнеметом бояться нечего: если и подкрадется какой-нибудь зверь, то не успеет Никитку укусить, как Никитка шмальнет в зверя из огнемета – как почувствует, что зверь начинает кусать, так сразу проснется и шмальнет, только и делов. С мыслью не забыть шмальнуть в зверя из огнемета, успокоенный ребенок заснул.

Ночью его никто не побеспокоил: звери не были такими дураками, чтобы приближаться к вооруженному часовому. Хотя торчащий из дула банан свидетельствовал: какой-то шутник здесь побывал – не мог же банан свалиться с бананового дерева прямо в дуло огнемета, тем более что и бананового дерева поблизости не было. Никитка решил, что банан в огнеметное дуло засунули макаки. Ну погодите, макаки, он до вас доберется!

Сладко потягиваясь, набравшийся сил часовой поспешил в лагерь. Как он и предполагал, Дюваль Дювала проспал свою очередь идти в дозор: сейчас спецназовец чутко сопел на земле, укрывшись маскхалатом и подложив под голову автомат. Никитка потормошил спящего за плечо:

– Дяденька Дювала, вставайте. Утро.

Спецназовец вскочил мгновенно, будто с вечера не сомкнул глаз.

– А?.. что?.. Два часа на умывание, – скомандовал он решительно. – После чего выдвигаемся в квадрат Эйч-пятнадцать, пункт основной дислокации.

Полный бодрости и здоровья, Дюваль Дювала надумал принять водные процедуры: обнажился по пояс и занялся поисками зубной щетки, затерявшейся во время вчерашних приключений. Теперь спецназовец не казался таким могучим, как раньше. В одежде Дюваль Дювала выглядел крепышом с плечами в два раза шире, чем у нормального человека, а без одежды – самым нормальным человеком, даже несколько более щуплым, чем нормальный человек: с мягким животиком и чахлой растительностью на ногах. Только полосатая раскраска на аскетическом лице смотрелась по-прежнему угрожающе.

Сначала Никитка не мог понять разительной перемены в спецназовском облике, но потом обратил внимание на спецназовскую куртку напарника. Это была очень выразительная куртка: помимо множества карманов, застегивающихся на молнию, куртка надувалась воздухом, отчего придавала своему владельцу сходство с тяжелоатлетом. Плечи, некогда поразившие Никитку, оказались навесными: спецназовец мог надевать или снимать их по собственному усмотрению. Никитка решил: неплохо бы заиметь надувную куртку, а еще лучше – надувной школьный пиджак, тогда старшеклассники побояться его обижать.

Заметив интерес мальчика к экипировке, Дюваль Дювала пояснил:

– Стандарт НАТО.

Никитка не стал возражать: надо значит надо. Еще бы не надо!

Обнаружив зубную щетку, спецназовец умчался к воде, а Никитка продолжил осмотр куртки.  В одном из ее многочисленных карманов обнаружилась прелюбопытнейшая книженция: Инструкция по выживанию бойца подразделения «Дабл-Ю» на английском языке. Никитка очень неплохо знал английский язык, хотя не настолько хорошо, чтобы на нем читать или разговаривать: он английский в школе изучал, а еще два раза в неделю посещал репетитора.

За время знакомства с Дюваль Дювала Никитка привык к тому, что американец разговаривает на русском языке. Согласитесь, удобно, когда американцы разговаривают на русском языке, как все нормальные люди. Особенно здорово, что не нужно ходить к репетитору. Нет, у дублированных фильмов имеются достоинства. Конечно, в случае дубляжа не известно, какой голос был бы у настоящего Дюваль Дювала, ведь его роль теперь озвучивает другой – русский  актер... Не беда – Никитка, например, к этому голосу сразу привык. Очень хороший у русского актера голос, разве только иногда пришептывает и декламирует с одной интонацией, но в целом очень даже приятный: дикция профессиональная.

Дублирование дублированием, но книжка-то на английском. Вместо голоса иностранного актера можно записать голос русского актера, но чем прикажете заменить, к примеру, изображение письма? Вот главная героиня положила раскрытое письмо на обеденный стол. К столу подъезжает камера, и зрители могут прочитать, что в этом письме написано. Однако письмо на английском! Те, кто репетитора не посещал и английским не владеет, рискует ничего не понять. Только вы не волнуйтесь, специально для необразованных зрителей внизу экрана бегущей строкой показывается текст письма или голос актрисы зачитывает его за кадром, хотя сама актриса в это время, находится на кухне или принимает ванну.

В Никиткином сериале бегущей строки для подобных случаев предусмотрено не было. Поэтому, стоило Никитке взять книжку в руки, голос Дюваль Дювала, совсем рядом и как бы ниоткуда, произнес:

«Инструкция по выживанию бойца подразделения «Дабл-Ю». Совершенно секретно. Отпечатано в трехстах экземплярах. Распространяется по подписке».  

Никитка обернулся посмотреть, не стоит ли Дюваль Дювала у него за плечом. Никого не стояло – Никитка слышал, как спецназовец полощется метрах в пятидесяти от него. После водопада река утихала и была не опасна. Никитка захотел искупаться, но купаться без присмотра запрещала мама.  

– Здесь ящик с патронами к берегу прибило, – донеслось до Никитки со стороны реки. – А я ищу, ищу, никак не найду.

Заинтригованный Никитка раскрыл книжку посередине. Предложения были написаны на чистейшем английском языке с оксфордским акцентом. Никитка разобрал в них одни артикли, но тот же знакомый невесть откуда взявшийся голос дублирующего актера принялся, как только Никитка раскрыл книжку, зачитывать по-русски:

«Совет двести тридцать первый. Никогда не оставляйте оружие без присмотра».

«Совет двести тридцать второй. Не забудьте взять в джунгли толстую иголку с суровой ниткой. При необходимости будет чем заштопать рану».

«Совет двести тридцать третий. Сложите стаканчики мороженого в герметичный полиэтиленовый пакет и охладите в проточной воде. Так мороженое лучше сохранится в жаркую погоду».

Голос звучал не около Никитки, а как бы в его голове – это было удобно. Некоторое время Никитка только и делал, что увлеченно листал страницы. Эх, ему бы такие дублированные книги в папину библиотеку, Инструкцию по выживанию в особенности! На досуге надо будет прослушать ее целиком и постараться запомнить. Может, пригодится – кто его знает, сколько времени предстоит провести в опасных телевизионных джунглях.

Джунгли, конечно, опасные, но какие симпатичные и занимательные! «Айвы» не видно, поэтому не нужно ни от кого прятаться. Жаркое тропическое солнце застыло практически над головой – в зените. На кустах сидят и безбоязненно щебечут тропические пернатые. Теперь Никитка точно различил, что среди тропических пернатых есть попугаи. У попугаев белые перья, сине-зеленые хохолки и загнутые клювы. Попугаи сидят на ветках и чистят клювами подмышки. Где еще Никитка увидит диких попугаев, чистящих подмышки? Может, и хорошо, что мальчик попал в телевизионные джунгли – лишь бы не навсегда! Надо придумать, как вернуться домой. Мама с папой ничего не заметят: Никитка странствует по джунглям почти сутки, а для мамы с папой прошло не больше часа. Временной парадокс Эйнштейна, фу-ты, ну-ты! Лишь бы – пока Никитка не найдет способ возвратиться, – мама с папой не выключили телевизор.

От размышлений мальчика отвлек вернувшийся с купания Дюваль Дювала. Он сиял чистотой и нес на плече ящик с патронами, а в руке – сорвавшийся с Никиткиной ноги ботинок, который тоже прибило к берегу. Вчера, когда бойцов закружило в водопаде, можно было и голову потерять, честное слово.

– Будем завтракать.

И то дело – Никитка, пока обувался, порядочно проголодался.

Выложив из закромов съестные припасы, спецназовец критически обозрел их.

– Сардины, маслины, лангустины, все в консервированном виде. Хлеб. На десерт шоколад, пудинг, мороженое, кока-кола, однако не хватает горячего... Ты птицу вообще-то любишь? – спросил он, зачем-то беря в руки Никиткин огнемет и внимательно его изучая.

Никитка безмятежно кивнул.

– Хорошо прожаренную или с кровью?

– Средне прожаренную, – осторожно попросил Никитка.

Спецназовец подкрутил на огнемете регулятор и, прицелившись, полыхнул в сторону кустов. Из огнемета вырвался жаркий столб пламени. С веток сорвались и плюхнулись на землю два попугая средней степени прожаренности.

– Ешь, – заботливо сказал Дюваль Дювала, откладывая огнемет в сторону. – Только посолить не забудь.

Никогда еще Никитка не пробовал попугая вкуснее.

За завтраком Дюваль Дювала продолжил и завершил поучительный рассказ о судьбе матерого фармацевтического террориста доктора Чонга.


Михаил Эм © 2014 | Бесплатный хостинг uCoz

Рейтинг@Mail.ru