Позвольте представиться,



Приветствую Вас, Гость
Понедельник, 23.10.2017, 07:18


Эпизод тринадцатый: Медиазавр – животное общительное

Никитка давно обратил внимание, что вдалеке слышится радио, но не придал этому значения. Постепенно звуки становилось громче и громче, словно радио приближалось. Через некоторое время звуки утихли, зато возникли слабые подземные толчки: стаканчик с кока-колой, поставленный Никиткой на землю, начал подрагивать. Вибрация усиливалась с каждой секундой. Наконец, стаканчик и вовсе опрокинулся, выплеснув кока-колу на траву. В каком-то из фильмов Никитка такое уже видел, только не мог вспомнить, в каком.

Дюваль Дювала, увлеченный рассказом, ничего не замечал. Лишь взглянув на опрокинувшийся стаканчик с кока-колой, встрепенулся и вытянулся с лица:

– Что ты сидишь? Это они!

– Кто они? – на всякий случай испугался Никитка.

– Медиазавры, разиня! – завопил спецназовец. – Общая тревога! Всем в укрытие! Круговая самооборона!

Раскидывая недоеденный завтрак, бойцы ринулись под прикрытие близлежащих кустов, где оборудовали наблюдательный пункт. Прикрывшись в порядке круговой самообороны большими лопухами, Никитка мог видеть, что происходит на поляне, которую они покинули.

Сначала не происходило ничего, разве что подземные толчки усиливались. Потом Никитка заметил, как на противоположной стороне поляны задрожала одна пальма, потом вторая. Треск стоял на всю округу. Скоро на поляну выскочил медиазавр – слава Богу, один. Передними лапами медиазавр прижимал к себе третью, выдернутую с корнем, пальму и пристально ее рассматривал. Это был взрослый прекрасно сохранившийся экземпляр высотой... ну приблизительно с телеграфный столб. Он имел большой пупырчатый живот, толстенькие задние конечности и развитые передние. Передвигался медиазавр на задних лапах. При ходьбе его постоянно пошатывало – видно, с координацией или вестибулярным аппаратом было неважно, поэтому эволюция предоставила в его распоряжение огромный волочащийся следом хвост, на который зверь опирался при ходьбе.

На заплывшей жиром шее медиазавра располагался вытянутый, заполненный примитивным мозгом череп. Из пасти свисал красный язык, почти человеческий, только в сто крат длиннее. С языка то и дело слетали слова и целые фразы, почти осмысленные – это звериное бормотание Никитка и принял за радио, но вскоре убедился, что издаваемые медиазавром звуки не связаны с умственной деятельностью. Хотя звуки, издаваемые радио, тоже с умственной деятельностью не связаны, поэтому Никиткина ошибка была вполне объяснима. Подобно радио, язык медиазавра мог нести совершенную чепуху, при этом залитые кровью глазки анализировали окружающую обстановку совершенно независимо от произносимого и с известной целью, а зубы так и тянулись кого-нибудь сцапать. Больше всего Никитку поразило то, что морда медиазавра, в отличие от морд динозавров других пород, обладала ярко выраженной мимикой: медиазавр кривлялся, как хотел. На его морде, как на человеческом лице, постоянно отображался то насмешливый испуг, то веселое негодование, то жалостливая ирония, то безудержная скука. Лишь залитые кровью глазки выдавали полное отсутствие настоящих эмоций. Все эмоции выражаемые медиазавром, были ненастоящими, поддельными.

На первый взгляд, у выскочившего на поляну чудовища было благодушное настроение. Наверное, медиазавр был сыт: из телевизионной передачи «Правда о диких животных» Никитка знал, что сытые хищники не так опасны, как голодные. После обеда сытые хищники занимаются в основном тем, что переваривают пищу и вычесывают из шерсти блох.

«Манго – вечнозеленое растение семейства сумчатых», – отчетливо произнес медиазавр и попробовал пальму на вкус, оторвав от нее чуть не половину.

Мальчик вздрогнул: он впервые слышал говорящих динозавров, да еще в непосредственной близости. Сейчас от чудовища его отделяло не более пятидесяти шагов.

«Известно около сорока видов, распространенных в тропиках Юго-Восточной Азии и Антарктиды, – продолжал медиазавр поучительную беседу с самим собой. – Некоторые виды выращиваются ради съедобных соцветий и повышения производительности труда. Охрана растительного царства – обязанность грамотного и честного офицера».

Тут медиазавр принялся икать – от каждого икания тряслись близлежащие деревья. В конце концов икота так одолела бедное чудовище, что медиазавр отбросил недоеденную пальму в сторону и принялся колотить в грудь передними конечностями. Поняв, что стуком делу не поможешь, рысью бросился в направлении реки. Никитка услышал звук, как будто из речного дна выдернули затычку и вода в реке начала сливаться в канализационную трубу.

Мальчик надеялся, что животное уйдет обратно в джунгли, но оно вернулось. Икота прошла, и теперь медиазавр блаженно покачивался, озирая окрестности.

«Вы не представляете, сколько подвыпивших людей гибнет в московских водоемах в летнее время суток, – внятно произнесло чудовище, примериваясь, кого бы ухватить за шкирку. –  Виной тому алкоголь и неисправные тормозные колодки. Не обращая внимание на запретительный сигнал светофора, доблестные пловцы заплывают на середину водоема, где принимают на грудь. Кончается это предсказуемым образом».

Внезапно медиазавр заметил раскиданную по стоянке амуницию, которую воздушные пехотинцы не успели забрать с собой, и неизвестно чему огорчился.

«Туристы, не получив открепительного листа, разводят костры, – с трагической интонацией в голосе повествовало общительное чудовище. – Над заповедными тропами, где некогда шумели столетние лиственницы и араукарии, расползаются озоновые дыры».

Вид огнемета, в спешке позабытого Никиткой, напротив, привел медиазавра в полный экстаз.

«Тульские оружейники способны подковать любую иномарку с объемом двигателя менее шестидесяти лошадиных сил, – патетично заголосил не в меру информированный зверь. – По этому показателю с ними не сравнятся ни лионские пекари, ни дижонские аптекари, ни провансальские виноградари. Если бы правительство озаботилось тем, чтобы сделать климат Тульской области более теплым, уравняв его хотя бы со средиземноморским, оружейных дел мастера откликнулись бы на правительственную инициативу оздоровлением демографической ситуации».

Пошатываясь, медиазавр стоял посреди поляны, и язык его молол чушь не переставая. На выразительной морде, в соответствии с произносимым, попеременно отображались различные эмоции. Все это было так увлекательно и даже чуточку смешно, что Никитка, позабыв об осторожности, высунулся из кустарника: наблюдая за медиазавром около десяти минут, он почувствовал себя в относительной безопасности.

Никитка недооценил звериное чутье прирожденного хищника. Откуда ему было знать, какие медиазавры чуткие и кровожадные, не из передачи же «Правда о диких животных»? Взгляд чудовища, развернувшего морду в Никиткину сторону, долгое время оставался рассеян и мутен, но внезапно прояснился.

«А я тебя вижу!» – проговорил медиазавр приятно удивленным тоном, как при встрече со старинным детсадовским приятелем.

Никитка так и замер в листве.

«Вижу, вижу», – подтвердил медиазавр и, чтобы у мальчика не осталось иллюзий, погрозил в его сторону перепончатым пальцем. Никитка завизжал от ужаса и, не помня себя, кинулся прочь. Позади послышалось чудовищное шлепанье лап и трест ломающихся сучьев. Малоприятные для Никитки звуки сопровождались радостным бормотанием:

«Бездомные дети шляются по подворотням элитных клубов, в то время как их отцы коротают досуг на биржах труда. Сделаем наши забастовки более эффективными. Перечисляйте пожертвования на счет номер тридцать восемь – сорок три – восемь нулей – пятьдесят два – одиннадцать в Кунцевском отделении Первого Поллитрового Банка».

Это было пострашнее любого леопарда. Вероятно, по этой причине Никитка бежал намного медленнее, чем ему хотелось – во всяком случае, так ему казалось.

В любом случае бежал Никита недолго, потому что был вскоре настигнут. Мальчик еще успел заползти под раскидистые корни дерева, а медиазавр был тут как тут. Тщетно пытаясь протиснуть зубастую морду между корнями, в которых укрылся ребенок, чудовище благожелательно предостерегло:

«Козерогов на этой неделе ожидают творческие занятия и развлечения, особенно на Южной Суматре, в Индонезии и Хабаровске. Не посвящайте в свои проблемы братьев и сестер по двоюродной линии. Кризисный период продолжится в указанных местах до середины августа».

Пролезать в Никиткино убежище морда медиазавра никак не желала. Тогда зверюга решила действовать обходным маневром – морда исчезла, но задние конечности и хвост чудовища остались на месте.

Съежившийся под корнями Никитка почувствовал себя свободно и смог распрямиться. При желании, он мог бы подняться на ноги, потому что медиазавр вырвал дерево с корнем и теперь, облизываясь, нежно сверху вниз смотрел на Никитку, разводя верхние конечности в стороны и как бы говоря: «А вот и я!.. Сю-ю-рприз...»

В этот решительный момент на помощь мальчику пришел его бесстрашный напарник.

– Не бойся, парень! Бойцы специального штурмового подразделения воздушной пехоты «Дабл-Ю» заложников живыми не оставляют, – услышал Никитка спасительный голос.

Медиазавр обернулся на крик. Что-то из увиденного ему не понравилось – зверь скорчил рожу и предупредительно произнес:

«Воины, страдающие афганским синдромом, получают необходимую медицинскую помощь в организованных преступных группировках или точках локальных конфликтов».  

– Вооруженные силы Соединенных Штатов объявляют тебе ультиматум, грязное животное, – раздалось в ответ.

Ультиматум – это когда тебя ставят перед выбором, хотя на самом деле никакого выбора нет. Например, когда мама говорит: «Никита, немедленно делай уроки или скажи отцу, чтобы выдрал тебя, как сидорову козу». Потому что, если даже предположить, что папа выдерет Никитку как сидорову козу, делать уроки все равно придется.

«Люди следующего поколения увидят крушение противоракетного экспансионизма», – так отреагировало на объявление ультиматума разговорчивое чудовище.

– Выходи на счет три с поднятыми лапами.

Медиазавр с поднятыми лапами не вышел, а жутко обиделся и с недовольной миной сообщил:

«Преследование в арбитражном порядке инакомыслящей прессы не допускается».

– …или ты будешь внесен в черные списки видов, запрещенных к размножению в зоопарках и зверинцах стран – членов Организации Объединенных Наций! – закончил решительный ультиматум Дюваль Дювала.

Спецназовский ультиматум задел чудовище за живое: зарычав от ярости, медиазавр позабыл о Никитке и сломя голову кинулся на нового обидчика.

По джунглям в который раз разнеслось шлепанье лап и трест ломающихся сучьев, на этот раз к ним добавились автоматные очереди и гранатометные разрывы. Шлепанье и разрывы удалялись и удалялись, пока не перестали быть слышны.


Михаил Эм © 2014 | Бесплатный хостинг uCoz

Рейтинг@Mail.ru