Позвольте представиться,



Приветствую Вас, Гость
Суббота, 19.08.2017, 12:26


Вторая рукопись: ДНЕВНИК КОНКИСТАДОРА

1. Переправа через Рио-Моранго

…Индейский проводник сбежал, не доведя до обещанной реки. Никогда не знаешь, что думают эти индейцы и как в следующий момент поступят: улыбнутся или сунут копье под ребра. И это при том, что мы обошлись с его соплеменниками ласково: застрелили лишь несколько человек, кинувшихся на нас с оружием, хотя могли уничтожить всех оставшихся. Впрочем, Рио-Моранго* недалеко – мы видели реку с холма, наверняка это она и есть.

Через сутки после побега проводника мы действительно добрались до Рио-Моранго и, по приказу нашего командира, бесстрашного дона Антонио де Альбусидо**, разбили лагерь.

Люди с огромной радостью услышали о раннем привале, потому что ужасно измотаны. Если бы не насекомые не донимали! Кровососущие твари, которыми полнится сельва***, не дают покоя: насекомые забиваются в уши и ноздри**** и лезут в глаза, так что нет никакой возможности избежать их назойливости. Вокруг каждого из людей и животных вьется живое облако, состоящее из мельчайших особей. Отмахиваться от насекомых руками или ветками – дело пустое, приносящее лишь мгновенное облегчение: как только перестаешь делать отпугивающие движения, живая туча снова смыкается над тобой и принимается жалить. От укусов на коже остаются красные пятнышки. Сначала пятнышки безобидные, но если их сдуру расчесать, укусы воспаляются и начинают серьезно донимать пострадавшего, так что каждое прикосновение к коже становится болезненным.

Разведя костер в некотором отдалении от берега – вблизи не было подходящей поляны, – мы с Мануэлем отправились взглянуть на реку. Рио-Моранго в этом месте довольно широкая. Ее желтая от глинистого дня вода с шумом проносилась мимо, создавая во многих местах омуты и противотечения. Переправиться через реку в таком месте будет делом нелегким – возможно, это самая трудная из переправ, которые нам пришлось и придется осуществить во время экспедиции.

Вскоре сам дон Антонио де Альбусидо подъехал посмотреть, что ожидает вверенных ему людей. Спешившись со своего вороного жеребца, он сделал нам несколько ободряющих замечаний и предложений по поводу того, каким образом лучше перебираться на тот берег Рио-Моранго. Тут дон Антонио де Альбусидо заметил птицу белой расцветки, сидящую на бревне, приближающемся к нам по течению. Размером и оперением птица напоминала аиста, хотя имела короткие ноги и не такой длинный, как у европейского аиста, клюв.

Поскольку запасы нашей пищи ограничены, а охота в сельве, несмотря на обилие дичи, трудна и непредсказуема, дон Антонио де Альбусидо возжелал самолично застрелить птицу, пополнив оскудевшие запасы продовольствия. Он рассчитывал, что течение, подступающее в этом месте к самому берегу, прибьет застреленную птицу к нашим ногам.

Решив так, дон Антонио де Альбусидо принял из моих рук мушкет***** и тщательно прицелился. Раздался выстрел. Белая птица, дернув крыльями, свалилась в воду. Течение понесло ее в нашем направлении, но, к нашему великому сожалению, пронесло мимо, так что выудить птицу из воды не было никакой возможности, а охотничьих собак, натренированных на принесение подстреленной дичи хозяину, у нас в экспедиции не было.

Дон Антонио де Альбусидо проводил взглядом исчезнувшую в волнах птицу и рассмеялся:

– Ничего, ребята, – сказал он нам с Мануэлем. – Когда мы найдем то, что ищем, то сможем заказывать дичь в лучших тавернях******. Нам бы только переправиться на ту сторону.

И, вскочив на своего вороного жеребца, дон Антонио де Альбусидо поскакал в лагерь. Следом отправились мы с Мануэлем*******.

Ночь прошла спокойно.

Переправа началась утром, как было запланировано.

Дон Антонио де Альбусидо повелел срубить несколько деревьев и изготовить из них плот. На плоту двоим добровольцам следовало переправиться на ту сторону Рио-Моранго, протянув с этого берега веревку. Закрепив конец веревки на том берегу, мы получили бы подобие парома, позволяющего перетягивать плот с одного берега на другой множество раз.

Когда плот был изготовлен, дон Антонио де Альбусидо выкликнул добровольцев.

– Ну, ребята, кто из вас отважится перебраться на ту сторону? – спросил он.

Желающих не нашлось.

– Трусы! – принялся укорять нас дон Антонио де Альбусидо, гарцуя перед строем на своем вороном жеребце. – Как можно быть такими трусами, зная о великой конечной цели?! Вы будущие богачи, а ведете себя как последнее отребье! Или вы хотите, чтобы я переправлялся на тот берег вместо вас, прохлаждающихся в тенечке?

Выкрикнув это и еще множество укоризненных слов, дон Антонио де Альбусидо выбрал для переправы двух самых легких людей: Хосе, исполняющего в экспедиции обязанности интенданта********, и Диего. Вид у дона Антонио де Альбусидо был при этом такой рассерженный, что выбранные не осмелились ему перечить и послушно сняли с себя тяжелое снаряжение, чтобы, если случайно свалятся в воду, добраться до берега вплавь.

Опасность, подстерегавшая Хосе с Диего, состояла не только в том, что Рио-Моранго бурная и непредсказуемая в поведении река, но также в том, что, если плот будет снесен вниз по течению, имеющейся у нас веревки могло не хватить. В таком случае старания Хосе и Диего оказались бы бесполезными.

По приказу дона Антонио де Альбусидо, мы взяли несколько веревок, превышающих длину Рио-Моранго приблизительно в полтора раза, связали вместе и один конец накрепко прикрутили к плоту. После чего дон Антонио де Альбусидо благословил Хосе и Диего на переправу.

Мы видели, что наши товарищи совершенно не расположены переправляться на самодельном плоту через такую быструю реку как Рио-Моранго, но ослушаться дона Антонио де Альбусидо они боялись еще больше. Наш командир скор на расправу, что не раз подтверждал делом, поэтому никто из подчиненных никогда ему не перечит.

Хосе и Диего, поцеловав кресты*********, покорно ступили на плот, приняли в руки весла и оттолкнулись от берега. Рио-Моранго тут же подхватила плот своим мутным течением и понесла. За плотом волочилась веревка – впрочем, она тут же намокла и ушла под воду. Несколько назначенных доном Антонио де Альбусидо человек следили, чтобы веревка свободно по мере продвижения плота разматывалась, не перехлестываясь и не задевая за валявшиеся на берегу корни.

Двое гребцов бешено работали веслами, отдаляясь от нашего берега и приближаясь к противоположному. Однако течение сносило их достаточно быстро, так что было неясно, успеют ли наши товарищи пристать к берегу до того, как закончится веревка.

– Гребите против течения! – громогласно, перекрывая шум Рио-Моранго, прокричал находившимся в лодке дон Антонио де Альбусидо.

Хосе и Диего, кажется, услышали: Диего продолжил грести к берегу, тогда как более мощный Хосе повернул свои весла против течения.

Вскоре плот пристал к противоположному берегу.

Выскочивший на берег Диего перерезал веревку, привязанную к плоту, и намертво обмотал вокруг толстого древесного ствола, тогда как Луис Эспинозо с подбежавшими к нему остальными товарищами изо всех сил потянул, так чтобы веревка показалась из воды и выпрямилась над мутными водами Рио-Моранго.

Следуя данным им загодя указаниям, Хосе и Диего соорудили веревочную петлю и закрепили один ее конец на протянутой вдоль реки веревке, а второй – на плоту. Паромная переправа через Рио-Моранго была налажена. Мы с товарищами ликовали, что все завершилось благополучно.

Нас в отряде оставалось********** сорок два человека, считая с доном Антонио де Альбусидо, и пять вьючных лошадей, не считая вороного жеребца дона Антонио де Альбусидо. На каждом плоту могло без опасения поместиться пять человек с одной лошадью либо шесть человек без лошади. После переправы двое человек должны были возвратиться, чтобы пригнать плот обратно. Согласно расчетам, мы должны были переправиться на противоположный берег Рио-Моранго за четырнадцать ходок***********.

Хосе и Диего на противоположном берегу столкнули плот и поплыли обратно. Теперь им нечего было опасаться быть снесенным течением: плот надежно удерживался веровочной петлей, продетой через направляющую веревку, протянутую над Рио-Моранго.

Хосе не спеша греб, а Диего в это время поправлял веревочную петлю, которая плохо скользила вследствие того, что веревка была мокрой.

Вскоре, удерживаемый веревкой, плот почти приблизился к берегу. Диего протянул весло товарищам на берегу. Те, ухватив весло, дружно потянули к себе, вследствие чего плот резко дернулся вперед, а Хосе, на дальнем концу плота поднявшийся на ноги, не удержался и опрокинулся в воду.

Все включая Диего засмеялись такой неловкости и взбежали на плот, протягивая опрокинувшемуся Хосе руки и крича:

– Давай руку, Хосе, я тебя вытащу! Нельзя быть таким неловким!

Однако Хосе не выныривал, а вода в месте его падения как бы закипела и окрасилась в красный цвет. Диего сунул руку в воду, пытаясь ухватить Хосе за волосы или ворот одежды, но дико закричал, и, размахивая рукой от боли, побежал прочь от реки. Когда через некоторое время Диего вернулся, на его руке недоставало двух пальцев, начисто откушенных обитающими в Рио-Моранго плотоядными тварями************.

Бедного Хосе мы не нашли.

Оказывается, купаться в Рио-Моранго нельзя.

Интересно, кто теперь, в отсутствие Хосе, будет исполнять обязанности интенданта?

 

Комментарии:

Рио-Моранго* – название реки. Рио по-испански означает – река, а Моранго – ее название. Таким образом, Рио-Моранго – река Моранго.

по приказу нашего командира, бесстрашного дона Антонио де Альбусидо** – судя по дальнейшему тексту, глава конкистадорской экспедиции. После обнаружения наскального дневника Пицикотля имя дона Антонио де Альбусидо будет золотыми буквами вписано в историю конкистадорского движения, наряду и именами Эрнана Кортеса, Франсиско Писарро и других покорителей Южной Америки.

сельва*** – так конкистадоры называли влажные тропические леса Южной Америки. По-итальянски selva означает: лес, роща.

насекомые забиваются в уши и ноздри**** – обратите внимание, Пицикотль в своем дневнике не жалуется на насекомых, а чужеземный автор второй рукописи жалуется. Все правильно: Пицикотль родился в Южной Америке, ему привычны местные насекомые, тогда как европейским конкистадорам они причиняют немалые мучения.

мушкет***** – так в те времена называли ружья.

сможем заказывать дичь в лучших тавернях****** – в ресторанах.

следом отправились мы с Мануэлем******* – когда я впервые прочитал первую главу второй рукописи, в on-line переводе, то не связал ее с похождениями Пицикотля – это произошло при дальнейшем чтении, в месте, которое я еще укажу. Между тем вторая рукопись не имеет начала: она начинается приблизительно на том месте, на котором заканчивается первая – с эпизода, когда Пицикотль видит на противоположном берегу реки конкистадоров.

интендант******** – заведующий хозяйством в войсках.

поцеловав кресты********* – имеются в виду нагрудные христианские крестики. Верующие считают, что крестики их защитят в случае опасности. А по-моему, уж если Бог захочет кого-нибудь защитить, то на нагрудный крестик посмотрит в последнюю очередь.

нас в отряде оставалось********** – фраза говорит о том, что в отряде дона Антонио де Альбусидо кого-то к тому времени недосчитались. Поскольку у рукописи отсутствует начало, остается неизвестным, при каких обстоятельствах это произошло.

согласно расчета дона Антонио де Альбусидо, мы должны были переправиться на противоположный берег Рио-Моранго за тринадцать ходок*********** – тут дон Антонио де Альбусидо что-то путает, а может, и нет. Помогите мне, уважаемые дети, вычислить, за сколько ходок (переправ плота туда-обратно) можно перевезти отряд Антонио де Альбусидо. Если дадите верный ответ, это будет вашим первым вкладом в отечественную науку.

обитающие в Рио-Моранго плотоядные твари************ – пираньи, стая которых способна обглодать крупное млекопитающее за несколько минут. Такие эти рыбки – небольшие, размером приблизительно с ладонь, – зубастые и прожорливые. Если бы Хосе и Диего смотрели сериал «Живая планета» по телеканалу BBC, они бы поостереглись падать или опускать пальцы в южноамериканскую реку.


Михаил Эм © 2014 | Бесплатный хостинг uCoz

Рейтинг@Mail.ru