Позвольте представиться,



Приветствую Вас, Гость
Воскресенье, 24.09.2017, 13:20


Сцена 3

По прошествии нескольких месяцев. Происходит телефонный разговор следующего содержания.

Серега (голос из телефонной трубки): Олю можно позвать?

Марина Петровна: Сереженька, это ты? А ее нет. Оля в последнее время дома редко появляется.

Серега: Так это правда, что она квартиру снимает?

Марина Петровна: Я и говорю.

Серега (внезапно охрипнув): А она там… живет… одна?

Марина Петровна: Не знаю, Сереженька, не знаю. (Кривится). Молодежь-то, сам знаешь, какая нынче пошла. С родителями никто советоваться не желает.

Серега: Значит, правда.

Марина Петровна: Не знаю, Сереженька, видит Бог, не знаю. Чего не знаю, того не знаю.

Серега: Марина Петровна…

Марина Петровна: Что, Сереженька?

Серега (отчаянно): Передайте Оле, пожалуйста, что я женюсь.

Марина Петровна: Женишься?

Серега: У меня… это… девушка есть.

Марина Петровна: Какой ты молодец, Сереженька! Первым из всего класса. Радость-то какая! И когда свадьба?

Серега: Еще неизвестно. Но передайте Оле, что я точно женюсь.

Марина Петровна: Все передам, Сереженька. Не волнуйся. 

Серега (загробным голосом): Прощайте, Марина Петровна.

Марина Петровна, задумавшись, присаживается на стул и включает телевизор. По телевизору показывают научно-популярная передачу:

 

«СЕриал ББС. Загадки живой планеты

Сначала заставка: клубящиеся облака, изливающиеся вулканы, все сметающие на своем пути цунами. Внезапно вся эта красотища стремительно отдаляется, пока камера оператора не оказывается в глубоком космосе, откуда Земля предстает симпатичной голубой планеткой в обрамлении звезд.

Ведущий: Земля,  третья от Солнца планета солнечной системы, обращающаяся вокруг Солнца по эллиптической орбите. Сколько ее тайн уже разгадано, но сколько предстоит еще разгадать! Нет ни одной загадки, волнующей современное человечество больше, чем загадка пси-мезонов, таинственных пучкообразных частиц, наводящих ужас на атлантическое побережье Соединенных Штатов.

В кадре жилые здания, разрушенные прямым попаданием пси-мезонов. Их жители находятся поблизости и на пальцах показывают телезрителям, как неожиданно, буквально ни с того ни с сего, в здание долбануло. Некоторые здания после попадания сразу развалились, а некоторые почему-то не развалились. Показывают мужчину, заставляющего дыру в стене куском фанеры. Ударом пси-мезона убило всю его семью, включая малолетних детей. А вот женщина, сломавшая каблук о трехсантиметровую дырку, прорезанную пси-мезоном в асфальте. Женщина безутешно рыдает. По величине пси-мезонные пучки самые разные, от миллиметра до трех с половиной метров в диаметре, а предугадывать, в чье жилище и какого размера ударит следующий пси-мезонный пучок, современная физика пока не научилась.

Ведущий: Где зарождаются пси-мезоны и долго ли продолжится обстрел ими Солнечной системы? Мы этого не знаем, но ученые Калифорнийского университета считают, что загадка пси-мезонов скрыта в прошлом… далеком прошлом Земли.

Показывают далекое прошлое Земли: непроходимые реликтовые заросли, в которые по причине отсутствия человека еще не ступала человеческая нога, и океаны с плещущимися в них чудовищами. Чудовища с удовольствием пожирают друг друга. Время от времени в океаны выплескивается раскаленная вулканическая лава, и тогда прожорливые чудовища гибнут, чтобы уступить место другим, еще более диковинным и прожорливым. Из лавы образуются острова, а из островов материки – так формируется рельеф молодой планеты.

Ведущий: Можем ли мы возвратить прошлое, чтобы узнать, являются ли пси-мезоны абсолютно новым физическим явлением или они существовали задолго до появления человечества? А может быть, задолго до появления Солнечной системы?

Показывают толстого человечка в шортах и демократической рубашке навыпуск. Титры под изображением удостоверяют, что это профессор Калифорнийского университета Майкл Доджсон. Профессор находится в полевых условиях, на фоне живописной горной гряды, поросшей чахлой растительностью. Он поясняет:

Доджсон: Я нахожусь в наивысшей точке древней Месопотамии, известной среди палеонтологов как Кладбище динозавров. Трудно поверить, но эти великолепные горы (камера, следуя размашистому жесту ученого, дает панораму окрестностей) образованы не из мрамора или керамзита, а из костей динозавров самых различных пород и исторических эпох. Не в них ли, не в этом ли окаменевшем биологическом материале, кроется разгадка пси-мезонов?

Джонсон бредет по каменистому склону, наступая толстыми ножками в туристических ботинках на малоинтересные кости млекопитающих. Внезапно его лицо озаряется приличествующим профессору любопытством.

Доджсон: Что это за кость? Это не современная кость. Давайте посмотрим.

Вытаскивает их кучи сваленных как попало костей окаменевшую кость какого-то животного.

Доджсон: Что я вижу? Это берцовая кость динозавра эпохи мезозоя. Не заурядная современная окаменелость, каких здесь видимо-невидимо, а реликт с пробитым в ней круглым отверстием. Мы сделали серьезнейшее научное открытие, однако предварительные выводы требуют проверки в лабораторных условиях.

Показывают Доджсона в лабораторных условиях. Лаборатория оборудована в палатке, на месте базовой стоянки экспедиции. На столе диагностическая аппаратура: компьютеры, микроскопы, самописцы, радиопередатчики. Доджсон руками в резиновых перчатках бережно принимает бедренную кость динозавра, укладывает под электронный микроскоп, напряженно всматривается в электронный окуляр.

Доджсон: Да! Моя гипотеза подтверждается! Края дыры идеально ровные, следовательно, дыра прорезана пси-мезоном двести миллионов лет назад. Никакое другое физическое явление в мезозойскую эру, кроме направленного пси-мезонного пучка, не могло оставить подобный след в бедренной кости динозавра.

Действие возвращается в мезозойскую эру, туда, где в глубине девственных лесов древней Месопотамии проламывается сквозь непроходимую лесную чащу туша игуадона. Слышится резкий хлопок, и пронизывающий атмосферу пси-мезонный пучок попадает игуадону в коленную чашечку. Бедняга заваливается на бок, клацая зубами от боли и матерясь от неожиданности. Смертельно раненый, он ползет к горячему первобытному озеру, на отмелях которого еще можно спастись, если прижечь рану кипящим соляным раствором, но по кровавому следу игуадона уже спешат изголодавшиеся собратья-падальщики. Это стегозавры, заранее разевающие пасти и улыбающиеся предстоящему ужину. Шансов спастись у игуадона немного. Все – преследуемый гигант и его неумолимые преследователи – скрываются в густой доисторической растительности. В это время пучки пси-мезонов продолжают бомбардировать планету, ставя под угрозу само существование на ней крупных и  неповоротливых особей».

 

От познавательной передачи Марину Петровну отвлекает новый телефонный звонок.

Ленчик (из трубки): Алло, тетя Марин, это вы?

Марина Петровна: Здравствуй, Ленчик. Только Оли нет, она последнюю неделю не заходила и когда зайдет, неизвестно. Ей Сереженька сейчас звонил, спрашивал, с кем она живет. А я и не знаю. 

Ленчик: Понятно. 

Марина Петровна: Как у тебя дела, Ленчик? Как мать? Из родных, упаси Господи, никого не убило?

Ленчик (неопределенно): Так, ушибло кое-кого.

Марина Петровна: Хорошо, что сам живой-невредимый. 

Ленчик: Чего со мной сделается?

Марина Петровна: Все под Богом ходим.

Ленчик: Не, тетя Марин, вы не поняли. Я же в метро устроился работать, на глубину тридцать четыре с половиной метра.

Марина Петровна (всплескивая руками): Как тебе удалось, Ленчик? В метро на работу устроиться такой блат нужен! У меня подруга, она сейчас в мэрии секретаршей работает, так дочку еле смогла уборщицей пристроить. В метро и проехаться-то теперь только кооператоры могут себе позволить, на такси дешевле получается.  

Ленчик: Я, тетя Марин, региональным координатором партии «Православие в законе» устроился. Мы в метро офис арендовали. Тепло, сухо и от пси-мезонов никакой опасности.

Марина Петровна: Я так за тебя рада, Ленчик! Ты в метро сиди, на улицу не высовывайся. Тут такое творится, ужас!

Ленчик: Да я и не высовываюсь. Если только на минутку, дюральку помочь перетащить.

Марина Петровна (оседая от внезапно пришедшей в голову мысли): Ленчик, да ведь ты жизнью ради меня рисковал!

Ленчик: Двум смертям не бывать, а одной не миновать. Не мог же я, в самом деле, вас без дюральки оставить?

Марина Петровна (с ласковой укоризной): Ах, Ленчик, Ленчик…

Ленчик: Хотите, тетя Марин, я вас тоже в метро пристрою? Дежурной по эскалатору в ночную смену. По крайней мере, по ночам в безопасности будете.

Марина Петровна: Ты, верно, шутишь.

Ленчик: Я договорюсь.

Марина Петровна: Не надо меня дежурной, Ленчик. Лучше Оленьку в метро пристрой, я за нее так переживаю. Она в кооперативе сейчас – платят хорошо, но защиты от пси-мезонов буквально никакой.

Ленчик: Заметано.

Марина Петровна: Спасибо тебе, Ленчик…

Гудки в трубке. Растроганная Марина Петровна обращается к телевизору, прибавляя  громкости. Снова показывают разрушения, теперь где-то в Европе: пробитые насквозь дома, витрины магазинов, дорожные щиты с предупреждениями об обвале грунта. Толпа местных жителей с самодельными плакатами перегородила шоссе, протестуя против пси-мезонных пучков и требуя от правительства принятия срочных противо-пси-мезонных мер. Камера оператора отъезжает вдаль, в результате чего толпа растворяется в облаках, а облака – в  пронзительно-холодном звездном сиянии.


Михаил Эм © 2014 | Бесплатный хостинг uCoz

Рейтинг@Mail.ru